Родился 13 ноября 1856 г. во Владимире, умер 6 июня 1915 г. в Дюдьково, Звенигородского уезда Московской губернии.

Композитор, пианист, педагог, музыкальный ученый, музыкально-общественный деятель.

Директор Московской консерватории (1885–89).

Принадлежал к роду дворян, ведущему свою историю с XV в. Его отец – Иван Ильич Танеев – помещик, статский советник, магистр словесности, врач, музыкант-любитель. С 5 лет учился игре на фортепиано, сначала у M.А. Миропольской, затем у В.И. Полянской (урожденной Возницыной). После переезда в Москву поступил в только что открывшуюся консерваторию (1866). Своей сравнительно зрелой и серьезной игрой (среди произведений, сыгранных Танеевым на экзаменационном прослушивании, был ноктюрн Дж.Филда B-dur) 9-летний пианист снискал особое расположение приемной комиссии: «Дитя провинции, полненький от ухаживания за ним отца и матери, одетый по моде того времени, в бархатный казакинчик, в пеструю, клетчатую шелковую рубашечку, перепоясанную наполовину, в напускных шароварах, будущий ученик с первого своего появления привлек симпатии к себе профессоров» (Липаев И.В. С. 3). До 1869 занимался в младших классах у Э.Л. Лангера (фортепиано, элементарная теория музыки и сольфеджио). В 1869–75 продолжил занятия в классе фортепиано Н.Г. Рубинштейна, гармонии, инструментовки и свободного сочинения П.И.Чайковского, контрапункта, фуги и муз. формы Н.А. Губерта. Среди сочинений консерваторских лет – Симфония e moll, отмеченная большим влиянием Чайковского. В 1875 окончил консерваторию с большой золотой медалью; имя Танеева – первое на доске отличия учеников консерватории.
В 1874 впервые выступил публично на музыкальном вечере в доме князя Голицына. После окончания консерватории много играл в концертах как пианист-солист и ансамблист. В январе 1875 в 7-м Симфоническом собрании ИРМО впервые в России исполнил Первый фортепианный концерт И. Брамса (дирижер Рубинштейн). В июне – июле 1875, в 1876–77 и 1880 осуществил поездки (первую из них с Рубинштейном) в Грецию, Италию, Францию, Швейцарию. В Париже общался с И.С. Тургеневым, Г.Флобером, Э. Золя, Ш.Гуно, К. Сен-Сансом и др. В 1876 совершил концертное турне вместе с Л.С. Ауэром по городам Центральной и Южной России (впослед¬ствии играл в ансамбле с Г.Венявским, А.В. Вержбиловичем, с Чешским квартетом, в фортепианных дуэтах с А.И.Зилоти, П.А. Пабстом и др.). Позднее, в 1908 и 1911–12, гастролировал с исполнением своих сочинений в Германии и Австро-Венгрии. Получил известность как первый исполнитель всех крупных произведений для фортепиано Чайковского (исключение – его Первый фортепианный концерт). После смерти Чайковского завершил, оркестровал, отредактировал и исполнил ряд его произведений. Выступал также с исполнением собственных сочинений. Был связан дружескими отношениями с композиторами петербургской школы (с сер. 1890-х гг.). Н.А. Римский-Корсаков, в частности, посвятил Танееву кантату «Свитезянка» (1897). Танеев в свою очередь посвятил Римскому-Корсакову Первый струнный квинтет. А.К. Глазунов посвятил Танееву Пятую симфонию, Танеев – Глазунову – Симфонию c-moll. М.П. Беляев издал многие сочинения Танеева, способствовал их исполнению в Русских симфонических концертах, Русских квартетных вечерах и на собраниях Петербургского общества камерной музыки. Танеев общался с Л.Н. Толстым в Ясной Поляне (лето 1895 и 1896) и в его московском доме.
Известно особое пристрастие Танеева к творчеству В.А. Моцарта – способность не только великолепно чувствовать, исполнять, но и исследовать его музыку (см.: Der Inhalt des Arbeitsheftes von W.A. Mozarts eingenhändig geschriebenen Übungen mit den Unterweisungen durch seinen Vater im strengen Kontrapunkt und reinen Satz… // Verfasst von S.I. Tanejew. Salzburg. 1914; рус. пер.: Содер¬жание тетради собственноручных упражнений Моцарта в строгом контрапункте // Памяти Сергея Ивановича Танеева… М.–Л., 1947).

В композиторском творчестве Танеева нашли продолжение традиции русских классиков – М.И. Глинки, Чайковского, а также западно-европейских композиторов (И.С. Бах, Л. Ван Бетховен и др.). Одновременно предвосхитил многие тенденции музыкального искусства XX в. Характерным для Танеева являлось тяготение к нравственно-философской проблематике (кантаты «Иоанн Дамаскин», 1884; «По прочтении псалма», 1915; опера-трилогия «Орестея», 1894 и др.). К лучшим образцам камерно-инструментальных сочинений русской музыки относятся трио, квартеты, квинтеты Танеева. В большинстве сочинений воплощен принцип интонационного единства сонатно-симфонического цикла, во многом связанный с монотематизмом (Четвертая симфония, камерно-инструментальные ансамбли). Автор свыше 40 хоров a cappella, Танеев фактически возродил этот некогда распространенный в отечественной музыке XVII–XVIII вв. жанр. Заметное явление русской музыки – романсы Танеева (55).

Педагогическая деятельность

В 1878–1905 деятельность Танеева неразрывно связана с Московской консерваторией. Сначала преподавал в ней гармонию и инструментовку, в 1881–88 вел класс фортепиано. В 1883, вследствие ухода из консерватории Губерта, Танееву пришлось взять класс свободного сочинения (до 1888). Со временем он оставил ceбе лишь специальный класс контрапункта и фуги (с 1888) и музыкальной формы (с 1897). Тогда же (1883) был избран в состав Комитета профессоров по управлению Московской консерваторией. В 1885–89, благодаря усилиям Чайковского, назначен директором Московской консерватории. За эти годы смог значительно поправить состояние финансовых дел консерватории, обновить преподавательский состав, повысить уровень учебной дисциплины и требований на приемных экзаменах, усовершенствовать учебные планы. Существенно повысил значение хорового и оркестрового классов, что позволило восстановить и продолжить прервавшуюся после смерти Рубинштейна практику постановки силами учеников консерватории оперных спектаклей. Среди особенно известных – постановка оперы «Волшебная флейта» Моцарта (1884), подготовка к которой дополнялась интереснейшими лекциями общетеоретического и эстетического порядка.
Наибольшее значение имело создание Танеевым в Московской консерватории стройной системы музыкально-теоретического образования. Разработал программы курсов гармонии, инструментовки, контрапункта и фуги, формы, свободные сочинения (отличные от программ Петербургской консерватории). В 1902 создал проект учебного плана по общей и специальной теории музыки: 1-й год – контрапункт и инструментовка обязательные (для теоретиков – специальные); 2-й год – фуга, инструментовка специальные; 3-й год – формы; 4-й и 5-й годы – свободное сочинение. Существенно обогатил методику преподавания музыкально-теоретических дисциплин. Внес в их преподавание единство учебно-практических и собственно научных компонентов (особенно в курс контрапункта и фуги). Добивался связи теоретического образования с композиторским и исполнительским творчеством. Стимулировал развитие теории исполнительского искусств, в частности создание «Энциклопедии фортепианной техники Я.В. Вейнберга». Автор капитального труда «Подвижной контрапункт строгого письма» (Лейпциг, 1909; посв. Г.А. Ларошу; 2-е изд. под ред. С.С.Богатырева. М., 1959), задуманного с учебно-практическими целями. С конца 1990-х гг. работал над книгой «Учение о каноне» (не завершена; издана В.М. Беляевым; М., 1929). В результате, по воспоминаниям А. С.Аренского, уровень даже общих курсов музыкально-теоретических дисциплин был в Московской консерватории настолько высоким, что «любой из плохих учеников [Московской консерватории] мог за пояс заткнуть такого, который считался в ряду успевающих [в Петербургской консерватории]» (Корабельникова Л.З. С. 86). Как педагог был известен чутким и тактичным отношением к индивидуальности учащегося и потому имел огромное количество учеников. В их числе прославленные композиторы, музыковеды, дирижеры, педагоги: А. Александров, В. Булычев, С. Василенко, Р. Глиэр, Н. Жиляев, Г. Конюс, Н. Ладухин, С. Ляпунов, Н. Метнер, З. Палиашвили, С. Рахманинов, К. Сараджев, И. Сац, А. Скрябин, Ю.Энгель, Б. Яворский и многие другие. Сам прекрасный пианист, в области фортепианной педагогики продолжал традиции Рубинштейна. Среди учеников – Ел. Гнесина, К. Игумнов, А. Корещенко, Н. Мазурина, М. Унтилова.

В 1905, в знак протеста против авторитарных методов руководства консерваторией, Танеев покинул ее и больше туда не возвращался, несмотря на многочисленные просьбы профессоров и учеников. Один из основателей и педагогов Московской Народной консерватории (1906). Продолжал давать уроки частным образом (всегда безвозмездно), оставаясь видной фигурой в музыкальной жизни Москвы. Круг общения Танеева составляли К.А. Тимирязев, А.Г. Столетов, Я.П. Полонский, В.Е. Маковский, Андрей Белый, А.М. Васнецов, В.Я. Брюсов, М.Е. Салтыков-Щедрин, И.В. Цветаев и мн. др.

Крупный общественный деятель. Работал в составе Этнографического отдела и Музыкально-этнографической комиссии Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете (с 1901). Большое значение придавал изучению народной музыки. В 1880-е гг. записал от А.А. Гатцука и обработал 27 украинских песен, гармонизовал также целый ряд украинских песен из собрания Н.А. Янчука. Результатом путешествия по Сванетии (1885), во время которого Танееву удалось записать от князя И. Урусбиева песни и инструментальные наигрыши, ста¬ло первое в России историко-теоретическое исследование музыкального фольклора народов Северного Кавказа ([«О музыке горских татар»] // Вестник Европы. Кн. 1. 1886. С. 94–98).

В 1889 был выбран членом Наблюдательного совета при Московском Синодальном хоре и Синодальном училище церковного пения (совместно с Чайковским и другими). Участвовал также в работе совета Общества любителей церковного пения в Москве. Был известен как автор ряда духовных сочинений, в т. ч. цикла песнопений Всенощного бдения (1879–90). Один из учредителей и активных членов общества «Музыкально-теоретическая библиотека» (1908). Участвовал в работе московских Пречистенских курсов для рабочих. Постоянный консультант Московской симфонической капеллы, Кружка любителей русской музыки А.М. и М.С. Керзиных, «Музыкальных выставок» и др. Почетный чл. ИРМО. Почетный член Русского музыкального общества в США (Нью-Йорк, 1904). Ряд произведений Танеева отмечен Глинкинскими премиями, учрежденными М.П. Беляевым (1905, 1906, 1907, 1908, 1910, 1912). Имя Танеева присвоено Научной музыкальной библиотеке Московской консерватории, в фонды которой вошла его личная библиотека (1956). В Москве, на Пречистенке, в Малом Власьевском пер., 2/18, стр. 3, в единственном сохранившемся доме композитора создается Мемориальный музей С.И. Танеева как филиал ГЦММК им. М.И. Глинки.

Публикации

  • Московская консерватория и ее управление // Русские ведомости. 1905. 4 марта;
  • Назревшие вопросы наших консерваторий // РМГ. 1905. № 11;
  • По поводу постановления дирекции Императорского русского музыкального общества от 19 марта 1905 [об увольнении Н.А. Римского-Корсакова из Петербургской консерватории] // Русь. 1905. 11 апреля; [Заявление о выходе из состава профессоров Моск. конс.] // Русские ведомости. 1905. 4 сентября;
  • [Ответ на письмо профессоров и преподавателей Моск. конс.] // Там же. 1905. 8 октября;
  • [Ответ на адрес учащихся Моск. конс.] // Там же. 1905. 12 октября;
  • Из консерваторских лекций // СМ. 1953. № 1; С.И. Танеев. Из научно-педагогического наследия. М., 1967;
  • Учебные программы музыкально-теоретических курсов // Там же; Дневники. Кн. 1–3. М., 1981, 1982, 1985 и др.

Источник: Д.В. Смирнов, Н.А. Миронова С. И. Танеев. // Московская консерватория. От истоков до наших дней. 1866–2006. Биографический энциклопедический словарь. М., 2007. С. 530-531.