Родился 19 апреля 1873 г., умер 24 марта 1948 г. в Москве.

Пиа­нист, педагог.

Директор Московск консерватори (1924–29).

Музыкой занимался с раннего детства. Переехав в Моск­ву (1887), в течение года брал частные уроки у Н.С. Зверева. В 1888–94 учился в Московск консерваториу А.И. Зилоти, затем – П.А. Пабста (фортепиано) и В.И. Сафонова (камерный ансамбль). Занимался теорией композиции у А. С.Аренского, М.М. Ип­политова-Иванова, С.И. Танеева. Окончил курс с золотой медалью. В 1892–94 учился также на юридическом, затем исто­рико-филологическом факультетах Московского университета. Получив в 1895 почетный отзыв на 2-м Международном конкурсе пианистов им. Антона Ру­бинштейна в Берлине, начал активно концертировать в стране и за рубежом. Гастролировал в Германии (1908, 1910, 1911).

Выступал как солист, а также в ансамбле с И.В. Гржимали, А.Я. Могилевским, Б.О. Сибором, А.А. Брандуковым, А.Э. фон Гленом, Квартетом им. Бетховена.

 «Мой исполнительский путь сложен и извилист, – вспоминал И. – Я разделяю его на следующие периоды: 1895–1908 гг. – период академический; 1908–1917 гг. – период зарожде­ния исканий под влиянием художников и писателей (Се­ров, Сомов, Брюсов и др.); 1917–1930 гг. – период переоценки всех ценностей; увлечение колоритом в ущерб рисунку, злоупотребление rubato; 1930–1940 гг. – посте­пенное формирование моих теперешних взглядов на про­блемы пианизма. Однако вполне я осознал их и нашел себя лишь после Великой Отечественной войны» (Игум­нов К.Н. 1966. С. 144).

Главной особенностью своей натуры считал эмоциональ­но-романтическое отношение к музыке: «До известной степе­ни она была создана созерцательным бытием и окруже­нием – моей учительницей, лирически чувствительной и религиозной; братом, любившим стихи; отцом, который постоянно любовался звездами и любил цветы... Все это настраивало меня на чисто романтическое миросозерца­ние, вызывало романтические настроения...» (К.Н. Игум­нов о творческом пути и исполнительском искусстве пианиста... С. 49).

Несравненными были умение пианис­та «петь» на рояле, благородство и красота звука. Центральное место в репертуаре занимала музыка композиторов-ро­мантиков – Р. Шумана, Ф. Шопена, Ф. Листа, А.Г.Рубин­штейна, С.В. Рахманинова, П.И. Чайковского (трактовка Игумновым цикла «Времена года» и ряда других произведений была призна­на шедевром русского исполнительского искусства). Первый исполни­тель (после автора) Сонаты №2, Концерта №4, «Рапсо­дии на тему Паганини» для фортепиано с оркестр Рахманинова, Кон­церта №1 для фортепиано с оркестр А.К. Глазунова, «Вариаций на тему Глинки» А.К. Лядова и др.

Выдающийся педагог, создатель крупнейшей пианис­тической школы. Педагогическую деятельность начал в Москве (1896). В1888–89 преподавал в Музыкальном училище при Тифлисском отделении ИРМО. С 1899 до конца жизни вел класс специального фортепиано в Московской консерватории (в 1942–43 работал в Ереванской консерватории). С 1918 ру­ководил фортепианным отделом, затем исполнительским факультетом. С 1935 воз­главлял одну из кафедр на фортепианном факультете. Воспитал свыше 500 музы­кантов, среди которых: К. Аджемов, Ан. Александров, В. Арга­маков, Б. Берлин, О. Бошнякович, А. Готлиб, М. Готлиб, М. Гринберг, Б. Давидович, И. Добровейн, А. Дьяков, А. Иохе­лес, П. Любошиц, Я. Мильшейн, И.Михновский, Л. Оборин, Н.Орлов, Я. Флиер, Н.Штаркман. В работе с молодыми пианистами придавал большое значение осмысленно­сти музыкальной речи, умению «горизонтально слышать музыку», воспринимать каждую деталь в связи с предшествующим и последующим (Мильштейн Я., 1975. С. 318).

Насторо­женно относился к музыкально-аналитическому методу в работе над произв.: «Когда играешь, вовсе не обязательно знать все формальные особенности произведения, все эти АВС, “шпили”, точки золотого сечения и т.п. Это все средства вспомогательные. Надо прежде всего, и в этом главное, ощущать движение произведения в соответствии с его основным смыслом, как бы “переживать” произведение, познавать его внутреннюю жизнь, а не разлагать его на составные части и потом их слагать» (Мильштейн Я., 1975. С. 345).

В отличие от многих музыкантов не мыслил раз­деление процесса работы на отдельные фазы или этапы: она шла по-разному в зависимости от исполняемой му­зыки. Все технические приемы должны были рождаться из поисков того или иного звукового образа (Там же. С. 278). В 1928–29 член редколлегии журнала «Музыкальное образо­вание» (изд. Московской консерватории). В 1946 – присуждение Сталинской премии.

Публикации:

  • К 60-летию Московской государственной кон­серватории // Музыка и революция. 1927. ¹4; Пробле­мы исполнительства // СИ. 1932. 21 апр.;
  • Творчество, а не ремесло // Там же. 1932. 26 нояб.;
  • О Шопене // Там же. 1935. 11 нояб.;
  • О фортепианных сочинениях Чайков­ского // СМ. 1940.;
  • Мои исполнительские и педа­гогические принципы [вступ. статья Я.И. Миль­штейтна] // СМ. 1948.
  • То же // Выдающиеся пиа­нисты-педагоги о фортепианном искусстве. Л., 1966.