Музыкально-общественный деятель, педагог, пианист, дирижер.

Основатель Московского отделения РМО (1860) и Московской консерватории (1866).

Профессор (1866). Первый директор Московской консерватории (1866–81).


2 июня 1835, Москва – 11 марта 1881, Париж, похоронен в Москве


Брат композитора и пианиста Антона Григорьевича Рубинштейна (1829–1894) и педагога Софьи Григорьевны Рубинштейн (1841– 1919). Родился в небогатой купеческой семье. С детства дружил с С.М. Третьяковым (братом П.М. Третьякова), в будущем крупным меценатом и соратником Рубинштейна в организации Московской консерватории. Обучаться музыке начал с 4 лет под руководством матери, Калерии Христофоровны. Увлекался сочинением музыки, обнаруживая к этому бóльшую склонность, чем Антон. Впоследствии отказался от композиторской деятельности, критично отнесясь к своим возможностям в этой области.

Концертную деятельность начал в детские годы. Выступал в Москве (обычно в дуэте с братом). В сопровождении матери и брата ездил в Петербург, Варшаву, города Балтийского региона, Париж, Берлин. Дарование юных музыкантов высоко оценили Ф.Лист, Ф.Шопен, Дж.Мейербер, Ф. Мендельсон. По совету последних Антон и Николай Рубинштейны в 1844–1846 прошли курс обучения у лучших европейских педагогов того времени – Т. Куллака (фортепиано) и З.Дена (теория музыки), в кратчайший срок освоив программу западно-европейских консерваторий. Вернувшись в Москву, Рубинштейн завершил музыкальное образование у композитора и пианиста Ф. Гебеля (автора «Теоретико-практической генерал-басовой школы») и пианиста А.И. Виллуана, с которым осуществил концертное турне по городам России. В 14 лет начал давать частные уроки игры на фортепиано, быстро преуспел. По свидетельству Н.Д.Кашкина, в отдельные годы имел свыше 260 учеников и зарабатывал до 7000 рублей в год (Кашкин Н.Д. Воспоминания о Петре Ильиче Чайковском. С. 38).

Самостоятельно в течение года изучив курс гимназии, в 1851 поступил на юридический факультет Московского университета. По собственному признанию, был обязан университету «всем своим умственным развитием» (Кашкин Н.Д. Танеев и Московская консерватория // Музыкальный современник. 1916, №18). Особое влияние на Рубинштейна оказали лекции Т.Н. Грановского и С.М. Соловьёва. Тогда же вошел в «Молодую редакцию» журнала М.П. Погодина «Москвитянин». В 1855 окончил университет с чином губернского секретаря (12-й класс) и некоторое время служил в канцелярии Московского гражданского губернатора.

Однако карьера чиновника не привлекала Рубинштейна. С 1857 года стал учителем музыки Московского сиротского института императора Николая I (работал до 1859), давал также частные уроки. В 1859 возобновил концертную деятельность в симфонических и камерных собраниях РМО в Петербурге, в благотворительных концертах Московского университета, давал собственные концерты. Один из крупнейших пианистов своего времени, Рубинштейн крайне редко выезжал за рубеж. Исключение – триумфальные выступления его как пианиста и дирижера на концертах Всемирной выставки в Париже (1878). Прекрасно играл произведения композиторов-романтиков. Лист считал Рубинштейна лучшим исполнителем своей «Пляски смерти» и посвятил ему «Фантазию на темы “Афинских развалин”». Прославился исполнением фантазии «Исламей» М.А. Балакирева и других пьес русских композиторов. Выступал в ансамбле с Ф.Лаубом, Л.С. Ауэром и др. Незабываемое впечатление от игры Рубинштейна создавал «невероятно красивый и невероятно сильный удар … характер богатства и роскоши, почти опьяняющей стихии» (воспоминания Г.А. Лароша; цит. по кн.: Алексеев А.Д. Русские пианисты... С. 229).

Представлял собой редкое сочетание ярчайшего артистического и организаторского талантов. Современники усматривали в Рубинштейне качества «первоклассного государственного деятеля, проницательного, смелого и осторожного, знавшего потребности своего времени», который вместе с тем «по высоте своего нравственного идеала … стоял наряду с людьми, составлявшими лучший цвет России» (Ларош Г.А. Н.Г. Рубинштейн // Воспоминания о Московской консерватории. С. 17–19). В 24 года стал признанным лидером музыкальной Москвы. «Подобного увлечения личностью (помимо артиста, помимо начальника, помимо общественного деятеля), как увлечения Москвы Николаем Рубинштейном, я никогда не видал и, вероятно, никогда не увижу. Можно без преувеличения сказать, что его любили даже враги» (Ларош Г.А. Избранные статьи. Вып. 5. С. 95). В воспоминаниях современников Рубинштейн предстает как личность во многом противоречивая, но невероятно привлекательная: «практическая натура» и при том «честен в высшем значении этого слова, беспощадно искренний и неподкупно добропорядочный в отношении к искусству» (Чайковский), «неистовый труженик, человек широкого ума … жизнелюбец, добрейшая душа и вспыльчивый властелин; натура чистых помыслов – и осторожный дипломат; бессребреник и азартный игрок…» (Цит. по: Баренбойм Л. Николай Григорьевич Рубинштейн. С. 141).

Авторитет молодого Рубинштейна был настолько высок, что в конце 1850-х гг. Л.Н. Толстой, Ю.А. Оболенский и В.П. Боткин наметили его на пост руководителя планируемого ими московского Общества камерной музыки. Совместно с драматургом А.Н. Островским, актером Малого театра П.М. Садовским и др. Рубинштейн основал в Москве Артистический кружок, объединивший интеллектуальную и художественную элиту города (1865). В 1859 выступил инициатором создания Русского музыкального общества в Москве. На первом этапе организовал хор из 100 человек, преимущественно любителей, представлявших разные слои московского общества (аристократы, купцы, чиновники, разночинцы, художники, музыканты, студенты). В короткий срок коллектив начал успешно конкурировать с хором Большого театра (Кашкин Н.Д. Московское отделение Русского музыкального общества: очерк деятельности за пятидесятилетие. 1860–1910. С. 11). С 1860 и до конца жизни художественный руководитель и дирижер симфонических концертов РМО в Москве (ИРМО). Первый концерт по случаю открытия РМО в Москве состоялся 22 ноября 1860 и имел огромный успех (дирижировал Рубинштейн). Под управлением Рубинштейна прошли 250 концертов в Москве, ряд концертов в Петербурге и других городах России. При составлении концертных программ Рубинштейн проявлял себя прежде всего как просветитель, знакомил публику с малоизвестными в Москве или новыми произведениями западно-европейских и русских композиторов: И.С. Баха, Г.Ф. Генделя, Бетховена, Мендельсона (все симфонии и большинство крупных сочинений), Р. Шумана, Листа, Ж. Бизе, Н. Гаде, Э. Грига, а также М.И. Глинки, А.С.Даргомыжского, А.Г. Рубинштейна, Н.А. Римского-Корсакова, А.П. Бородина, М.А. Балакирева и др. Первый исполнитель многих сочинений П.И.Чайковского, который считал Рубинштейна непревзойденным интерпретатором своей музыки (симфонической и фортепианной). Сыграл исключительную роль в популяризации творчества композитора, который посвятил Рубинштейну Второй концерт для фортепиано с оркестром, Первую симфонию и другие сочинения. Среди исполненных Рубинштейном сочинений Чайковского: 1–4 симфонии, Первая сюита, симфоническая поэма «Фатум», увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта», симфоническая фантазия «Франческа да Римини», «Итальянское каприччио», музыка к весенней сказке Островского «Снегурочка» и др.

Основная область деятельности Рубинштейна – создание в Москве консерватории нового типа, изначально задуманной в качестве высшего профессионального учебного заведения, открытого для представителей всех сословий. Наряду с А.Г. Рубинштейном (основателем Петербургской консерватории) и своими единомышленниками – князем В. Ф.Одоевским, кн. Н.П.Трубецким и др. – ставил задачу превращения консерваторий в центры музыкального образования, науки и исполнительства, формирования в их стенах «нового сословия» – «музыкантов-артистов» (см.: Асафьев Б.В. [Игорь Глебов]. Антон Григорьевич Рубинштейн в его музыкальной деятельности и отзывах современников. С. 76).

Для пробуждения интереса публики к музыкальному образованию в наиболее доступных формах первоначально создал Музыкальные классы РМО в Москве (1860). В первое время классы помещались на квартире Рубинштейна. Преподавались элементарная теория музыки, хоровое пение по методу Э. Шеве, игра на фортепиано, скрипке и др. С января 1866 в них работал Чайковский.

С открытия Московской консерватории (1 сентября 1866) и до конца своих дней – директор, но официально был утвержден в должности Великим князем Константином Николаевичем только 20 апреля 1879 (остался в чине губернского секретаря). Одновременно профессор по классу специального фортепиано (в 1867 разработал первые учебные программы для старших и младших классов, позднее – также оркестровых и оперных классов. Как директор заложил основы учебной, концертно-просветительской и исполнительской деятельности консерватории, во многом сохраняющиеся поныне. Решал все основные административные, организационные и финансовые вопросы.

В 1878 при разработке нового Устава консерваторий ИРМО добился для Московской консерватории официального права преподавать по собственным учебным программам и планам (ранее была обязана работать по учебным планам Петербургской консерватории). Сформировал педагогический состав Московской консерватории, пригласив известных музыкантов – П.И. Чайковского, А.Д.Александрову-Кочетову, А. Доора, А.И.Дюбюка, Н.С.Зверева, Ф.Лауба, Б. Космана, В. Ф.Фитценхагена, Г.А. Лароша, Дж. Гальвани и многих др. Ввел в практику выступления лучших учеников в концертах РМО в Москве, тем самым приобщая их к исполнительской деятельности. Реализовал инициативу Одоевского, открыв единственную в России кафедру истории древне-русского церковного пения во главе с протоиереем Димитрием (Д.В.)Разумовским. В 1879, по настоянию Чайковского, дирижировал премьерой оперы «Евгений Онегин», поставленной силами учеников консерватории. Открыл в консерватории библиотеку и музей (собрание музыкальных инструментов и акустических приборов).

В педагогической деятельности воплощал собой новый тип пре­подавателя, который своей «артистической педагогикой» уводил учеников «от убогого ремесленничества в высо­кое искусство» (Баренбойм Л. Николай Григорьевич Ру­бинштейн. С. 232). Фортепианный класс Рубинштейна считался в Московской консерватории лучшим. Его окончили А. Зограф-Дулова, Н. Муромцева (выступали в концертах еще в ученические годы), П. Бертен­сон-Воронец, Р.Геника, Ю. Ильинская, М. Кюндингер, Н. Калинковская, М. Унтилова, Ф.Фриденталь, Э. Шай­кевич, С. Шевалье, выдающиеся пианисты А. Зилоти, С.Танеев, Э. Зауэр. Выражая общее мнение, один из уче­ников писал, что «никогда не было педагога, равного Николаю Рубинштейну», – педагога необъятных возмож­ностей и безграничной разносторонности, одновременно че­ловечного и требовательного в профессиональных вопросах до жестокости. Многие отмечали необычайный «магне­тизм» его личности (из воспоминаний Р.В. Геники; при­водится по кн.: Алексеев А.Д. Русские пианисты… С. 234).

Помимо работы в РМО в Москве и Московской консерватории руко­водил музыкальными отделами Политехнической (1872) и Всероссийской (1881) выставок. В 1877 совершил концертное турне по горо­дам России в помощь раненным в русско-турецкую войну (собрал св. 30 000 руб.), оказывал всемерную организационную и методическую помощь провинциальным педагогам. В 1878 был уст­роителем «Русских концертов» на Всемирной выставке в Париже. Возглавлял Фонд вспомоществования вдовам и сиротам музыкантов. Помог открыть издательскую фирму П.И.Юр­генсона (1861, с 1875 печатала все ноты и учебно-методические пособия для Московской консерватории) и др. Редактор русского издания ПСС для фортепиано Ф. Мендельсона (б. г.). Осуществил первое в России издание избранных романсов (песен) Ф. Шуберта и Р.Шумана (1862). На смерть Р. Чайковский написал трио «Памяти велико­го художника». Танеев посвятил памяти учителя кантату «Иоанн Дамаскин».

Почетный член многих обществ, в основном благотворительных, в т. ч. Общества нуждающихся студентов Московского университета, Почетный член Петербург­ского филармонического общества. В 1876, в связи с награждением орденом Св. Владимира 4-й ст. («во внимание к полезной деятельности и особым трудам по устройству консерва­тории Русского Музыкального Общества в Москве») по­лучил потомственное дворянство и был внесен в Третью книгу Дворянской родословной Московской губернии. Награжден также орденом Св. Анны 2-й ст. («в воздаяние особых трудов и заслуг, оказанных на пользу общественной благотвори­тельности»), орденом Даниила Первого 3-й ст., бронзо­вой медалью на Владимирской ленте, высочайше учреж­денной в память военных событий 1853–56; Знаком Общества Красного Креста (также за благотворительную деятельность), орденом (Офицерским крестом) Почетного легиона (Франция) и др.

После смерти Рубинштейна дирекция МО ИРМО приняла ряд постановлений по увековечиванию памяти музыканта: перед зданием Московской консерватории решено было установить па­мятник Рубинштейну (в одном из фойе был установлен только бюст Рубинштейна), ежегодно проводить концерты МО ИРМО, приуро­ченные к дате смерти Рубинштейна (проводились до 1916). В 1900 был организован Рубинштейновский кружок. По воспо­минаниям А.Т. Гречанинова, с 1901 в Москве по иници­ативе Танеева проводились «Рубинштейновские обеды» в ресторане «Эрмитаж», среди участников: С.В. Рахманинов, Н.К. Метнер, Ю.Д.Энгель, И.Д.Кашкин, А.Б. Гольденвейзер. В1912 на средства друзей и почитателей в консерватории был от­крыт Музей Николая Рубинштейна (в 1995 восстановлен как Музей им. Н.Г. Рубинштейна; дир. Е.Л.Гуревич).

Лит.: МЭ4; РЕЭ; МК; ВМК; Отчеты МО РМО и Моск. конс. за 1865/1866–1915/1916 (соотв.: М., 1866–1916); Чайковский П.И. ЛПСС. Т. II,V–ХVII; Одоевский В.Ф. Последний концерт Рубинштейна // Русский инвалид. 1844. ¹44; Размадзе А. Памяти Н.Г.Рубинштейна // Рус­ский курьер. 1881. ¹91; Кашкин Н.Д. Первое двадцати­пятилетие Московской консерватории. Исторический очерк. М., 1891; Его же. Воспоминания о Н.Г.Рубинштей­не // Русское обозрение. Т. 47. 1897; Его же. Николай Григорьевич Рубинштейн и его роль в музыкально-исто­рическом развитии Москвы // Моск. ведомости. 1898. 15 нояб.; ФиндейзенН. [Н.Ф.] Николай Рубинштейн // РМГ. 1901. ¹10; Кашкин Н.Д. Московское отделение Рус­ского музыкального общества: очерк деятельности за пя­тидесятилетие. 1860–1910. М., 1910; Зограф-Дулова А.Ю. Мои воспоминания о Н.Г.Рубинштейне // Музыка. 1912. ¹70; Кашкин Н.Д. Танеев и Московская консерватория // Музыкальный современник. 1916. ¹8; Энгель Ю. Из биографии братьев Рубинштейнов // Музыкаль­ный современник (хроника журнала). 1916. 20 сент.; Яковлев Вас. П.И. Чайковский и Н.Г. Рубинштейн (1866–1881) // История русской музыки в исследовани­ях и материалах. М., 1924; Асафьев Б.В. [Игорь Глебов]. Антон Григорьевич Рубинштейн в его музыкальной дея­тельности и отзывах современников. М., 1929; Чайковс­кийП.И. Переписка с Н.Ф. фонМекк в 3 тт. 2-е изд. М.– Л., 1934–36; АлексеевА.Д. Н.Г.Рубинштейн // СМ. 1946. ¹11; Его же. Русские пианисты. Очерки и материалы по истории пианизма. Вып. 2. М.–Л., 1948; КашкинН.Д. Вос­поминания о Петре Ильиче Чайковском. М., 1954; Кора­бельниковаЛ. Строитель музыкальной Москвы // СМ. 1960. ¹6; ЛюбомудроваН. Фортепианные классы Мос­ковской консерватории в 60–70-х годах прошлого столе­тия. Из истории русской фортепианной педагогики // Вопросы музыкально-исполнительского искусства. Вып. 3.М., 1962; ЗилотиА.И. Воспоминания и письма. М., 1963; ЛарошГ.А. Н.Г. Рубинштейн // Воспоминания о Мос­ковской консерватории. М., 1966; ЗауэрЭ. Кто меня сде­лал музыкантом // Вопросы фортепианного исполни­тельства. Очерки. Статьи. Вып. 4. М., 1965 (то же на нем. яз.: SauerE. MeineWelt. Stuttgart, 1901); ЛарошГ.А. Избр. статьи. Вып. 5. М., 1978; БаренбоймЛ. Николай Григорь­евич Рубинштейн. М., 1982; МироноваН.А. Московская консерватория. Истоки (Воспоминания и документы. Факты и комментарии). М., 1995.

Источн.: ГЦММК им. М.И. Глинки. Ф. 78. Д. 49; РГАЛИ. Ф. 2099. Оп. 1.

Н.А. Миронова