Учителя
Записи

Лауреат международных конкурсов: им. Л. ван Бетховена (Вена, 1985, II премия), Паломы О’Ши (Сантандер, 1987, IV премия), в Токио (1989, V премия), в Дублине (GPA; 1991, I премия).


Родился в г. Раменское Московской области.  В 1971–1982 гг. обучался в Центральной музыкальной школе (класс Ю. В. Левина). В 1973 г. впервые выступил с оркестром в г. Горьком (Концерт f-moll И. С. Баха). Окончив школу с золотой медалью, в 1982 г. поступил в Московскую консерваторию (класс С. Л. Доренского).

«П. Нерсесьян — один из наиболее ярких и талантливых среди молодых пианистов. Он обладает замечательными музыкальными качествами, главное из которых – яркое, индивидуальное, своеобразное видение музыкальных образов. Виртуозность и проникновенность – вот основные качества его исполнения» (Архив Московской консерватории).

В 1989–1991 гг. обучался в ассистентуре-стажировке Московской консерватории (руководитель — С. Л. Доренский).


Педагогическая деятельность:

По окончании консерватории в 1987 г., начал педагогическую работу в качестве ассистента С. Л. Доренского и как концертмейстер в Детской музыкальной школе № 60 г. Москвы.

С 1997 г. — доцент, с 2004 г. — профессор кафедры специального фортепиано Московской консерватории (c 2007 г. работает на кафедре специального фортепиано под руководством профессора С. Л. Доренского).


Учебные курсы, мастер-классы:

Проводит мастер-классы в Летней школе Московской консерватории, в Дублине (с 1995 г.), Белграде (1996), а также в Германии (с 1999 г.), США, Японии, Италии и России.

Концертная деятельность. Основной репертуар: 

Активно концертирует в городах России, Великобритании (Лондон, Глазго, Эдинбург), США (Нью-Йорк), Франции (Париж, Канны), Австрии, Венгрии, Венесуэлы, Германии, Ирландии, Испании, Италии, Японии, странах бывшей Югославии. Успешно играл в залах Лондона, Парижа, Нью-Йорка, Будапешта, Белграда, Сеула, Эдинбурга, Глазго, Лейпцига, Вены, Токио, Осаки, Каракаса, Лос-Анджелеса, Мюнхена, Мадрида и других городов.

Один из самых интересных пианистов своего поколения в России, он известен своей способностью играть убедительно и интересно в любой области фортепианного репертуара. Он получал премии в каждом конкурсе, в котором участвовал, включая конкурс им. Л. В. Бетховена в Вене в 1985 г., конкурс Паломы О`Ши в Сантандере (Испания) в 1987 г. и в Токио в 1989 г. 

После выступления Нерсесьяна на конкурсе в Токио рецензент «Онгаку но томо» отмечал (декабрь 1989 г.): «Изо всех советских пианистов, участвовавших в конкурсе, он отличается совершенно особым стилем исполнения... Он… свободный дух, освещающий сцену своим ярким темпераментом, индивидуальными красками и богатым воображением... Не заботясь о бесчисленных трелях и октавах (хотя они и безупречны), его обаяние гнездится в свободе сгущать внимание на любой возможной детали или образе» («Grammophone London», 1998, рецензия на диск).


Дискография:

Нерсесьяном записаны несколько компакт-дисков из произведений Ф. Шопена, Р. Шумана, П. И. Чайковского, Й. Брамса, А. Скрябина, Д. Шостаковича и других. Московская консерватория выпустила диск с записью «Крейслерианы» Р. Шумана и 24 прелюдий Ф. Шопена в исполнении Нерсесьяна.


Публикации об этом педагоге:

Об игре Нерсесьяна писали многие зарубежные и российские критики:

«Его исполнение вызвало настоящий рев восторга у публики», – писала газета «The Irish Times» после того, как Нерсесьян получил I премию на конкурсе пианистов GPA в Дублине в 1991 г.  Другие отзывы:

«Павел Нерсесьян, победитель недавно основанного конкурса пианистов в Дублине, сыграл свой американский дебютный концерт, состоящий из русской музыки, в зале Линкольн-центра в Нью-Йорке. Пианист продемонстрировал дар тончайшей интонационной выразительности (в Канцоне-Серенаде Н. Метнера), наряду с безупречной крупной техникой (в Сонате Д. Шостаковича № 1 и в быстрых разделах Вариаций на тему Корелли С. Рахманинова). “Времена года” П. Чайковского, весь цикл, составили кульминацию концерта. Пианисту удалось собрать все 12 пьес воедино и дать лирическую полноту привычным “Июню” и “Октябрю”» («The New-York Times»)

«Обычно не публика, а солисты цепенеют от страха при соприкосновении со сверхчеловеческими требованиями молодого Прокофьева, ищущего ярких эффектов (во Втором концерте). Это, однако, не испугало российского пианиста Павла Нерсесьяна, победителя конкурса пианистов в Дублине 1991 года. Его физический контроль и уверенность напомнили одно из описаний исполнения самого композитора – суровость, лаконичность, простота, ритмическая ясность, полный и пронзительный звук, точная, великолепно вылепленная фраза. Одно из самых сильных средств пианиста в таком мощном и избыточно тяжеловесном концерте – создавать ощущение, что самое главное впереди. П. Нерсесьян с безупречным мастерством добился эффекта, не только с помощью скорости и громкости (хоть их у него в избытке), но, главным образом, через изысканно сотканные, сочные гармонические созвучия, особенно яркие в этом произведении» (Майкл Дерван, The Irish Times, May 21, 1994)

«Павел Нерсесьян в иногда сыроватой ткани “Джиннов” Сезара Франка добился максимального эффекта, используя широчайшую звуковую палитру» (Мартин Адамс, The Irish Times, November 5, 1996)

«Павлу Нерсесьяну 33 года, он победитель нескольких международных конкурсов. А еще он свободный дух, оживляющий музыку приподнятой праздничностью, индивидуальной окраской и фантазией. В том возрасте, когда еще доминирует неличностный опыт и ученическая выучка, его романтическая свобода, нежелание подчиняться привитым нормам и условностям равно восхищают и привлекают. “Искорки” Мошковского, в сравнении со знаменитой записью В. Горовица, кажутся и новаторскими, и технически более благополучными. Его Скрябин одухотворен и индивидуален, а в великолепных транскрипциях М. Плетнёва сцен из балета П. И. Чайковского «Спящая красавица» он виртуозно цепок и точен. Его шарм исходит не из безупречных трелей и октав (хотя они в сверхизбытке), а из естественной сосредоточенности на оттенках и характерности. Редко Чайковский звучит так безраздельно по-русски и так индивидуально» (Gramophone magazine, 1998, London)

«Контроль над техническими трудностями Рапсодии на тему Паганини С. Рахманинова у Нерсесьяна был вдохновенным, виртуозность служила выразительности. Во всех уровнях звука и скорости он оставался гибким и тонким. Следующие друг за другом вариации объединялись в более крупные разделы, контрастные по характеру. Превосходное исполнение – свободное, и при этом сжатое, как пружина» (The Irish Times, July 23, 1999)

«Павел Нерсесьян солировал в Концерте для левой руки М. Равеля, ярко и ясно освещая музыку своим аналитическим даром. Все было скульптурно вылеплено и атлетично» (The Irish Times, June 23, 2000)