Интервью с солисткой МАМТ им. К.С.Станиславского и Вл.И.Немировича-Данченко Екатериной Коничевой
26 июня 2014 г.

Екатерина Коничева: «Для меня главное — каждое произведение»

В Малом зале Московской консерватории 25 мая 2014 года состоялся очередной концерт «Alma mater представляет…». Это была первая сольная программа солистки Музыкального академического театра К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко Екатерины Коничевой. Несмотря на то, что она только в прошлом году окончила обучение на вокальном факультете Консерватории, в этот вечер Екатерина предстала перед зрителями зрелым профессиональным исполнителем. Ее насыщенное глубокими тонами драматическое сопрано, превосходный артистический талант и мощная концертная программа никого не оставила равнодушным ― аплодисменты порой были продолжительней прозвучавших номеров.

Музыкальный талант и профессионализм певицы сплелись воедино с необузданной энергией молодости. Каждое произведение в исполнении Коничевой, будь то ария Лизы из оперы «Пиковая дама» П. И. Чайковского или ария Аиды из одноименной оперы Дж. Верди, романс «День ли царит» Чайковского или песня «Я люблю тебя, Россия» Д. Тухманова, звучало неповторимо свежо. Столь сильное исполнительское обаяние Екатерины вызвало немалый интерес, и в небольшом интервью мы попытались узнать его основы и секреты.

― Екатерина, Вы выпускница Московской консерватории. Как получилось, что именно в ее стенах состоялся Ваш первый сольный концерт всего год спустя после окончания?

― Я оставила в консерватории заявку на исполнение сольной программы, с надеждой, что представится такая возможность. Когда мне позвонили и предложили спеть сольный концерт в два отделения, я была очень рада! Безусловно, я понимала, что это большая ответственность! Сразу началось обдумывание программы, за достаточно короткий срок, и продолжалось чуть ли не до последнего момента, потому что хотелось спеть очень много. И концертмейстер говорил: «Нет! Не надо. Это уже на два концерта. Надо сокращать». А мне хотелось исполнить больше любимых произведений. Только за несколько дней до концерта наконец-то решили, что войдет в программу.

Возникла идея пригласить замечательных певцов, лауреатов международных конкурсов: тенора Сергея Спиридонова и баритона Николая Ефремова, для того чтобы спеть дуэты. Хочется, пользуясь случаем, выразить им благодарность за прекрасное выступление, высокий профессионализм, пожелать успеха и удачи на творческом олимпе. Мы постарались взять такие известные и узнаваемые произведения, которые любят не только знатоки классической музыки, но и обычные зрители. Так в программе концерта прозвучали дуэты Альфредо и Виолетты (опера «Травиата» Дж. Верди), Аиды и Радамеса (опера «Аида» Верди), заключительная сцена из оперы «Евгений Онегин» П. И. Чайковского. В зале были люди, для которых это было первое знакомство с классикой. После концерта они сказали мне: «Теперь мы будем не только ходить в Консерваторию, но и отслеживать Ваше творчество, больше слушать классическую музыку, потому что на телевидении ее мало».

Я благодарю Alma Mater за предоставленную мне честь выступить в таком замечательном зале, одном из престижных залов мира, с прекрасной акустикой, с положительной энергетикой. Это чувствуется, когда поешь. Я очень рада, что еще до ремонта, до реставрации Малого зала мне удалось здесь выступить.

― У Вас была очень обширная программа. Как формировался Ваш репертуар? Что в нем для Вас главное?

― Для меня главное ― каждое произведение, будь то оперная форма или камерная музыка, народная песня или песня советского композитора. Они абсолютно одинаковы по сложности. Я имею в виду не только технические трудности, но и особенности интерпретации каждого направления. Например, в камерной музыке, перед певцом стоит сложная задача — за очень короткое время рассказать историю, заложенную автором, прожить, прочувствовать, донести суть. Первое отделение концерта состояло из арий и дуэтов из опер, во втором романсы, и в завершении была исполнена «Застольная песнь» из оперы «Травиата».

― Вы ощущаете себя больше оперной певицей или камерной?

— Оперной, но не стоит ограничиваться только сложной формой. Я очень люблю народные песни, песни советских композиторов. Считаю, что их нужно петь больше. У меня есть целая концертная программа «Цикл песен о Великой Отечественной войне», которую я исполняла уже несколько раз, в том числе и в этом году, к праздникам для ветеранов правоохранительных органов, к знаменательным датам памяти Великой Победы.

В финале концерта я планировала спеть песню о России, которая вызывает патриотические чувства к Родине. К тому же зрители, ранее слышавшие песню «Я люблю тебя, Россия» Давида Тухманова в моем исполнении, об этом просили.

― В Консерватории Вы обучались в классе Народной артистки РСФСР, профессора Ирины Ивановны Масленниковой. Это она сформировала в Вас такие творческие приоритеты?

— Ирина Ивановна будет всегда в моей памяти. Я ей очень благодарна. Она — замечательный педагог и очень мудрая женщина еще той, старой закалки. Ирина Ивановна, конечно, научила и правильно мыслить, и правильно относиться к музыкальному материалу. Очень много времени она уделяла самостоятельной работе студента с музыкальным материалом. Давала возможность певцу в рамках тех требований, которые предоставляются консерваторией для сдачи экзаменов, сначала самому подобрать произведения для исполнения. Таким образом она позволяла ученикам оценить свои силы и, если понимала, что что-то не так, то говорила: «Это еще рано, это мы не будем петь». Такой подход, безусловно, помог мне сейчас составить концертную программу.

— Какие воспоминания о ней Вам особенно дороги?

— Ирина Ивановна меня сразу взяла в свой класс. Это стало известно уже на последнем вступительном экзамене. Первое занятие с ней было волнительное и очень для меня важное. Я пришла тогда с ее диском, который с трудом нашла, обегав магазины Москвы. К нему была приложена книжечка с ее биографией и разными фотографиями со спектаклей в Большом театре. Мое занятие началось с того, что я попросила Ирину Ивановну оставить автограф и написать мне несколько строчек на память. Потом были 5 лет серьезной работы.

Запомнился мне последний экзамен по камерному пению на пятом курсе. Ирина Ивановна сидела впереди, очень близко у сцены, и все произведения я пела ей.

Она внезапно ушла из жизни, за неделю до моего дипломного спектакля. Скорбь переполняла мою душу, было очень трудно собраться с мыслями… Она всегда останется в моей памяти.

Я все же спела дипломный спектакль в Большом зале консерватории — лучшем зале мира.

Благодарю, что меня слушали и оценивали такие люди, как педагоги Московской государственной консерватории, педагоги вокального факультета, что за время обучения получала от них разные комментарии: и хорошее, и критику. Искренне говорю им большое спасибо за участие в моей судьбе! В особенности Петру Ильичу Скусниченко, Ирине Ивановне Масленниковой, Зурабу Лаврентьевичу Соткилаве, Евгении Михайловне Арефьевой, Екатерине Михайловне Царевой, Владимиру Фомичу Жданову, Елене Васильевне Андреевой.

― В концерте прозвучали дуэты из опер Чайковского, Верди, в которых Вы продемонстрировали прекрасное актерское мастерство. Где Вы его оттачивали?

— Это все-таки комплекс занятий у разных педагогов. Мне очень помог Роман Григорьевич Виктюк тем фактом, что он есть. Я могу и сейчас прийти к нему на репетиции, спектакли; слушать, что он говорит и как он говорит. Работа с Галиной Павловной Вишневской, ее мастер-классы, проходившие каждую неделю, в которых я участвовала, тоже многому научили. И, конечно, в Оперной студии Консерватории я приобрела хороший опыт.

― Вы занимаетесь импровизацией. Как Вы к этому пришли? Возможно ли научиться импровизировать?

— Импровизация — это процесс неожиданный, сиюминутный и одномоментный. Создается абсолютно новое и в этом ее сущность. Возможно развить эти способности — при их наличии. В Консерватории я ходила на занятия профессора Юрия Самуиловича Ольхи. Было очень интересно. Он давал билеты с темой импровизации или стихотворение. Отводилось примерно минут пять на осмысливание, а дальше Юрий Самуилович садился за рояль, я с заданной темой становилась рядом, и одномоментно происходило следующее — я не знаю, что он будет играть, а он не знает, что я буду петь, но мы друг друга слушаем и чувствуем. Из этого рождалось музыкальное произведение со всеми правилами: с кодами, с куплетами, с припевами, в совершенно разных стилях, и все получалось, нечто новое и уникальное.

― Как завязалось Ваше творческое сотрудничество с профессором межфакультетской кафедры фортепиано и композитором Анатолием Васильевичем Самоновым, ведь Вы стали исполнительницей его последнего вокального цикла?

— Это важная страница в моей творческой жизни. Так получилось, что еще на первом курсе Анатолий Васильевич, услышав меня, сказал, что ему очень нужен исполнитель. Я пришла, он показал мне свой новый цикл романсов на стихи Гумилева. Для Анатолия Васильевича было важно, чтобы первый исполнитель точно передал то, что хотел сказать композитор. Переживал по поводу интерпретации, говорил, что ему хочется услышать, но и дал возможность мне спеть, как я чувствую. Получилась интересная работа. Сотрудничество планировалось продолжить, но, к сожалению, он ушел из жизни…

― Вы хотели бы осуществить в сотрудничестве с Московской консерваторией какие-нибудь творческие проекты?

— Конечно. Есть большие творческие планы, в которых сольный концерт уже в Большом зале. К этому хочется стремиться.

― Как в дальнейшем Вы представляете свою творческую карьеру?

— Совмещать театральную и концертную деятельность. Я считаю, надо ставить высокую планку и к ней стремиться.

Елена Никифорова,
аспирантка Московской консерватории