Памяти Мастера. Фёдор Серафимович Дружинин
1 ноября 2013 г.

Ассоциация выпускников Московской консерватории «Alma Mater» активно продолжает свою творческую деятельность, и 21 октября в Рахманиновском зале под эгидой ассоциации состоялся второй концерт сезона «2013-2014».

В этот раз концерт был посвящен памяти российского альтиста, композитора и профессора Московской консерватории Фёдора Серафимовича Дружинина (1932–2007). На сцене предстали студенты и выпускники консерватории разных лет: Дарья Дверник (скрипка), Мария Гришина (виолончель), Дарина Гусева (флейта), Лилиана Сафиханова (арфа), Иван Соколов (фортепиано), Надия Зелянкова (сопрано), Вера Трифанова (сопрано), Сергей Тищенко (альт) и Регина Штейнман (альт).  

Творческий и жизненный путь Ф. С. Дружинина неразрывно связан с Московской консерваторией. Выпускник 1955 года, уже в 1958 году он начал преподавать, с 1978 года возглавил кафедру альта и арфы, а в 1980 году получил звание профессора. Творческое общение связывало Ф. Дружинина на протяжении жизни с крупными музыкантами и композиторами. Это Д. Шостакович, посвятивший Фёдору Серафимовичу своё последнее сочинение, Сонату для альта и фортепиано, Р. Леденев, А. Волконский, В. Сильвестров, М. Вайнберг, А. Шнитке, Г. Фрид.

Сегодня имя Фёдора Серафимовича, к сожалению, звучит не так часто, как хотелось бы. А между тем, жизнь мастера включала в себя самые различные области музыкальной деятельности — от педагогической до исполнительской. В 1964 году Фёдор Серафимович сменил своего учителя, основателя русской альтовой школы В. В. Борисовского, в квартете имени Бетховена. А обширный репертуар Дружинина наравне с произведениями Баха, Моцарта, Вебера, Шуберта, Шумана, Берлиоза, Глинки, Рубинштейна, включал в себя сочинения таких современных композиторов, как Барток, Хиндемит, Энеску, Онеггер.

Ученики Фёдора Серафимовича стали яркими представителями современной музыкальной жизни России: Юрий Башмет, Юрий Тканов, Александр Бобровский, Елена Озол, Светлана Степченко, Екатерина Маркова, Маргарита Спиридонова.

И, конечно, особое место в жизни Дружинина занимала композиция.

Самая значительная часть творческого наследия Фёдора Серафимовича — музыка камерная, для самых разных составов. Почерк Дружинина-композитора невозможно перепутать ни с чем. Его музыка наполнена яркой образностью и глубокими раздумьями, его лирика — тонкая и пронзительная. И 21 октября на сцене Рахманиновского зала можно было рассмотреть все грани таланта мастера.

Во своём вступительном слове ученица Дружинина, Мария Ситковская, отметила, что Фёдор Серафимович всегда стремился к тому, чтобы альт звучал как человеческий голос. И действительно, уже с первых нот Sinfonia a Due для двух альтов (памяти Ромэна Гари) в исполнении Сергея Тищенко и Регины Штейнман возникло ощущение, что со сцены слышен... разговор. Глубокий философский разговор, где собеседники то соглашаются — то немного спорят друг с другом. Только вот слова со сцены ещё не звучат. Они возникнут лишь во втором номере концерта, в плавном переливании полутонов — печальном отсвете поэзии Гёте. Так звучал Дуэт на стихи Гёте для сопрано (Надия Зелянкова) и альта (Регина Штейнман). И как светло, возвышенно после этого закончилось первое отделение! Тот же поэт, почти те же исполнители, но Квартет для флейты (Дарина Гусева), альта (Регина Штейнман), арфы (Лилиана Сафиханова) и сопрано (Надия Зелянкова) на стихи И. Гете с посвящением А. Шнитке как будто вознес слушателей в иные сферы. Звучание необычного тембрового состава мелодично разлилось почти прозрачной нежностью.

Но кульминация лирической линии творчества Дружинина, несомненно, ожидала публику в начале второго отделения. Пианист Иван Соколов и сопрано Вера Трифанова исполнили 4 сочинения: Романс на стихи А.Пушкина «Юношу, горько рыдая...», «Эхо» из детских песен на стихи Э. Бабаева для высокого голоса и фортепиано, «Джеми» на стихи Р. Бернса в переводе С.Маршака и «Приближается звук» на стихи А. Блока. Насколько органичным, единым оказались музыка и исполнение! Именно во время этого номера в зале возник тот редкий и бесценный эффект, когда, кажется, дышишь в унисон с исполнителями. Ни одно движения невозможно было уловить в зале, и тончайшее воздушное piano певицы уносилось вверх практически осязаемо.

Завершился концерт так же, как и начался — глубоким философским разговором, только уже трёх собеседников. Трио для скрипки (Дарья Дверник), альта (Регина Штейнман) и виолончели (Мария Гришина) «Esquisse orientale» поставило значительное многоточие в новой странице воспоминаний о композиторе.

«С Фёдором Серафимовичем лично я не пересекалась — рассказывает одна из инициаторов концерта, альтистка Регина Штейнман. — Он умер как раз в тот год, когда я только поступила в консерваторию. Но так получилось, что на одном из фестивалей «Русские музыкальные сезоны в Ницце» мне довелось сыграть его пьесу: притчу «Блудный сын», вместе с Анатолием Сафиуллиным, который ещё при жизни автора исполнял это произведение. Мы тогда дали в программке полный перевод текста. И все были настолько тронуты, что через год нас очень попросили, чтобы мы исполнили это произведение на гала-концерте фестиваля. И действительно, очень интересно написано. Это большой дуэт для баса (голоса) и альта (инструмента), он длится минут 15. В партии альта большие каденции, всё время звучит Dies Irae, в самых разнообразных вариантах, в каких только возможно и невозможно. И у баса очень непростая партия. Конечно, Анатолий Александрович — очень опытный певец, и, справился с этим потрясающе.

А потом я познакомилась с вдовой Фёдора Серафимовича, Екатериной Сергеевной Мы пригласили её на один из концертов. Когда я общалась с ней, она рассказывала много интересного, показывала ноты его произведений, и в том числе сказала, что авторского концерта не было уже более 10 лет. И я подумала – как так? Его сольная соната для альта входит в конкурс Башмета — её играют. Несколько лет назад исполняли произведение для голоса со струнным секстетом, нередко играют Sinfonia a Due для двух альтов — и всё! А у него же много произведений, есть и вокальные, на очень хорошие тексты — это стихи Пушкина, Блока, Гёте. Конечно, альт очень ярко везде используется. Мы подумали, что нужно их показать, их уже мало не помнит. А те, кто помнит — почти не играют, не знаю почему...

Екатерина Сергеевна поделилась со мной нотами произведений Фёдора Серафимовича, причём некоторые из них неизданные, и как раз они будут звучать на концерте. Программа обещает тембровое разнообразие!»

Основными участниками концерта стали молодые музыканты, не так давно окончившие Московскую консерваторию. Регина Штейнман поделилась своими мыслями о творческом пути и деятельности выпускника консерватории в нашем непростом музыкальном XXI веке.

«В детстве меня отдали на скрипку. Хотелось играть на виолончели, но её было тяжело носить... А когда я поступала в консерваторию, мне хотелось изнутри прочувствовать эту атмосферу творчества. Я ведь практически выросла в консерватории, всегда была здесь — когда играла мама (органистка Елена Кейлина), её друзья.

Наш курс сильно пока не разбросало, мы не успели разъехаться, поэтому встречаемся. И педагоги наши тоже с нами. Я ужасно рада, что всегда можно зайти, их увидеть, пообщаться. Это здорово — прийти к педагогу по специальности в класс, как домой, увидеть какие-то новые лица, как они учатся, что-то проанализировать, посмотреть с другой стороны.

И здорово, что есть такая организация — Ассоциация выпускников «Alma Mater». Это, конечно, интересно тем людям, которые консерваторию закончили и остались здесь, им даётся возможность вернуться в родные стены и показать, чего они достигли. Но главное то, что такая возможность появляется у тех, кто уехал в другие страны. Очень много таких людей, и когда они приезжают и получают возможность давать концерты — это прекрасно. Потому что это в каком-то смысле обмен опытом, потому что они многое со своей стороны могут рассказать, многим поделиться. И конечно, поиграть в этих прекрасных залах ещё раз.

Хотелось бы получать больше информации о членах ассоциации. То, что есть страничка на сайте консерватории, — это прекрасно, но надо делать полноценный большой сайт. Это важно, потому что сейчас XXI век, компьютеризация, все делается через интернет.

После окончания консерватории появляется огромное количество возможностей, хотелось создать свой постоянный коллектив. Так появился Unda Maris Ensemble: Светлана Усачева (гобой), Дарья Дверник (скрипка), Регина Штейнман (альт), Ирина Вылегжанина (виолончель). Первый раз мы сыграли в 2009 году. С тех пор состав почти не изменился — поменялась только скрипка, вместо Татьяны Федяковой к нам пришла Дарья Дверник.

Наш Unda Maris Ensemble — необычный квартет. Я знала, что для такого состава,— гобой и струнное трио — есть много произведений. Их гораздо больше, чем Квартет Моцарта и Фантазия Бриттена. Есть много хорошей музыки, интересной, есть гениальная и есть просто симпатичная, которую приятно поиграть. Но я нигде не видела в афишах постоянного коллектива, который бы все эти произведения исполнял. А ведь это не просто струнный квартет, здесь играет гобой, это интересный тембр всегда, это необычные решения инструментовки. Надо людям это показывать. Смотришь в афиши — все играют более-менее одно и то же, от такой монотонности быстро устаешь. Я помню сезоны в консерватории, когда каждую неделю был либо тройной Бетховена, либо двойной Брамса, иногда и по два раза в неделю... Нет, это прекрасные произведения, прекрасные солисты, но у простых людей, не музыкантов, складывается впечатление, что классическая музыка – это скучно. И это неправильно. А если подать всё по-другому, то людям становится интересно, они сами начинают что-то понимать, что-то искать, ходить на концерты.

Пока мы широко не включили в свой репертуар музыку эпохи барокко, хотя у нас в программе есть произведения сыновей Баха. Но мы стремимся к корректной манере игры. На современных инструментах, но без романтических штрихов, без вибрато. Конечно, мы пытаемся разнообразить репертуар, делаем всякие нестандартные обработки. Из современных композиторов пока для нас никто ничего не написал. Но мы открыты предложениям — пожалуйста, пишите для нас. Мы будем только рады!

Консерватория предоставляет любые возможности. Главное – иметь фантазию и уверенность в себе. Чтобы не бояться спросить, не бояться предложить. В консерватории можно сделать всё, что угодно!

С музыкантами беседовала Ольга Ординарцева (Яковенко)