Анна Маликова: «Какая ты счастливая, такую гениальную музыку играешь!»
28 мая 2013 г.

«Какая ты счастливая, такую гениальную музыку играешь!»

28 мая Анна Маликова — выпускница Московской консерватории по классу Л.Н. Наумова — дала сольный концерт в Малом зале Московской консерватории. По просьбе Ассоциации «Alma Mater» Анна рассказала о себе, своей творческой деятельности  и своих Учителях.

О существовании ассоциации «Alma Mater» я не знала. Мне позвонила Елена Ивановна Кузнецова, в то время декан фортепианного факультета, и сказала, что теперь консерватория постоянно проводит концерты выпускников, и я могу принять участие в одном из них.

Я играла раньше в Москве, и в моем любимом Малом зале консерватории тоже, но тогда ассоциации «Alma Mater» не существовало. Так что от Ассоциации я играю в первый раз. Меня заинтересовала ее деятельность: ведь с каждым годом становится все больше и больше выпускников. Поэтому очень интересна такая статистика — кто где живёт, с кем общается, что из кого получилось… Это и для самих выпускников интересно, и, может быть, для тех, кто учится сейчас.

Я закончила консерваторию по классу Льва Николаевича Наумова. Трудно словами выразить, что значит для меня Лев Николаевич. Достаточно сказать, что я каждый день его вспоминаю. Он мне как отец духовный. Что меня всегда в нем поражало — невероятное творческое горение, причем даже в очень пожилом возрасте. Он всегда казался мне внутренне моложе, чем многие студенты, настолько он был полон свежего эмоционального интереса к исполняемым произведениям. Мне вспоминается всегда одна его фраза: «Какая ты счастливая, такую гениальную музыку играешь!» Лев Николаевич совершенно забывал о себе, растворяясь в музыке, и поток его творческих идей был бесконечен! Можно было приносить ему на урок одно и то же произведение множество раз — он всегда находил, что ещё сказать нового, появлялись иные интересные интерпретации, всегда оправданные музыкальной логикой, несмотря на кажущуюся спонтанность. Мое общение со Львом Николаевичем началось с моих 12-ти лет: я приезжала к нему на консультации из Ташкента, где училась у известного педагога Тамары Афанасьевны Попович. В 14 лет я приехала в Москву, где занималась у Льва Николаевича в ЦМШ. Потом в консерватории, в аспирантуре, четыре года я была его ассистентом, пока не уехала жить в Германию. Но наше тёплое общение, к счастью, продолжалось и после моего отъезда.
Когда мы учились, было совершенно другое поколение педагогов, многие еще живы, но, конечно, очень многие из них ушли. На фортепианном факультете это и Т.П. Николаева, и Е.В. Малинин, и С.С. Алумян … С.Л. Дижур, например… такой чудный человек! Однажды, когда меня не отобрали для участия в конкурсе (тогда была система отборов), он сказал замечательную фразу: «Ты знаешь, не расстраивайся! Если не можешь изменить сам факт, измени свое отношение к нему. Это древняя восточная мудрость». Я у него училась по камерному ансамблю в ЦМШ.

Вспоминается Марк Владимирович Мильман — у него я училась по камерному ансамблю в консерватории. По истории музыки у нас были замечательные педагоги, которые и сегодня продолжают свою активную деятельность: Екатерина Михайловна Царева и Елена Геннадьевна Сорокина — очень интересные личности..

Все мои педагоги — ученики Генриха Густавовича Нейгауза. Один из них — Леонид Михайлович Живов — вел концертмейстерский класс. Очень интересный человек, безумно любящий свое дело, и так серьезно к этому относившийся, что у меня было в какой-то момент ощущение, что я занимаюсь только в концертмейстерском классе.

Я не люблю традицию, когда каждое предыдущее поколение ругает последующее: «куда всё катится». Я думаю, что сейчас не хуже. Наверное, изменилась форма общения… Когда я училась, Московская консерватория была главной в Советском союзе, а сейчас она главная в России. Из-за этого что-то, может быть, немножко мельчает, что-то больше развивается… Ведь так много изменилось даже чисто внешне! Но главное «работает»: мне приходилось сидеть в жюри многих международных конкурсов, и все равно, когда играют студенты из Московской консерватории, они на две головы выше остальных.

Работа в жюри международных конкурсов — часть моей творческой деятельности. Я была членом жюри конкурса в Барселоне, в Лиссабоне, Корее, детского конкурса имени Ф. Шопена в Москве… Мне было очень приятно, когда меня пригласили в жюри конкурса имени С.Т. Рихтера. Но вообще я стараюсь работать в жюри по возможности нечасто, если один конкурс в год получается — и хватит.

Другая сфера моих интересов — мастер-классы. Я с удовольствием это делаю, но своего класса учеников я до сих пор не имею. Пока не хочу в полную силу заниматься педагогикой, потому что это заметно отвлекает меня от собственного творчества, забирает время от занятий.

Я выступаю как с сольными программами, так и с оркестрами и в ансамблях. Для меня в равной степени важны все виды исполнительства. С оркестром иногда возникают особые сложности. Когда ты один на сцене, ты сам за себя в ответе. С оркестром многое зависит от того, какой оркестр и какой дирижер. Они могут очень помогать, а могут очень мешать.

В моей дискографии десять сольных дисков и четыре с оркестром. Записываться я стала в основном уже за рубежом. Сейчас у меня серьезная и захватывающая работа: я записываю все сонаты А.Н. Скрябина, чтобы к 15-му году, юбилейному, этот проект был завершен.

Эти планы и определили программу моего концерта от ассоциации «Alma Mater» в консерватории. И если Скрябин был точно, то хотелось ещё затронуть и другую эмоционально контрастную сферу. Поэтому я включила в программу произведения Ф. Шуберта, которого очень люблю и довольно много играла… В классе Льва Николаевича была сделана 4-я соната Скрябина и лендлеры Шуберта, с которых я начала свое выступление…

Возвращаясь к разговору об Ассоциации, я очень рада, что такое количество выпускников, которые были в Московской консерватории за последние годы, организация пытается объединить, чтоб это была как бы «одна семья». Я, например, сохраняю и очень ценю общение с тем кругом друзей, который сформировался еще в ЦМШ (тоже часть консерватории!). С ЦМШ было связано еще такое понятие, как интернат. Очень многие приехали туда совсем маленькими, в 14–15 лет. Все мы были в одном классе: и пианисты, и духовики и струнники, и между собой общались. В консерватории было уже разделение по факультетам и со многими мы просто не виделись, потому что было разное расписание. Но дружба со многими сохранилась.

А объединить интересы всех выпускников — это, конечно, очень сложная задача. Но над этой  интересной идеей надо работать и развивать её дальше. Я с большим удовольствием буду всячески поддерживать концертами «Alma Mater»!


Материалы подготовлены Анастасией Меерзон