Елена Башкирова: «Играть в Alma Mater – большая ответственность»
12 июня 2013 г.

Звёздную музыкальную династию Башкировых-Баренбойм знает весь мир! И концерт, состоявшийся под эгидой ассоциации выпускников Московской консерватории 12 июня 2013 на сцене Малого зала, стал, безусловно, заметным событием в музыкальной жизни столицы.

Великолепная Елена Башкирова — дочь выдающегося русского пианиста Дмитрия Башкирова и по совместительству супруга великого дирижёра, пианиста Даниэля Баренбойма, выступила в дуэте с сыном, скрипачом Михаэлем Баренбоймом.

Будучи ещё совсем юной, она уехала из России, не закончив полного консерваторского курса. Но до этого были годы учения в ЦМШ, и стены Московской консерватории она по-прежнему считает родными, с большим теплом вспоминая творческую юность и своих однокурсников. В небольших перерывах между репетициями, пианистка охотно делилась и воспоминаниями о прошлом, и своим ощущением современной концертной жизни.

— Елена, концерт проходит под девизом «Alma Mater представляет…». Какое значение это имеет лично для Вас?

— Для меня это, прежде всего, большая ответственность. Эти стены, коридоры, где каждая дощечка знакома, консерваторские классы — вот  класс моего отца... сцена Малого зала, подспудное воспоминание  экзаменов.... Воздух молодости, тот самый живительный родник, откуда питается артистическое вдохновение... Все это задает своеобразную внутреннюю планку, требующую соответствия высочайшему уровню творчества, подлинного искусства, которым проникнута атмосфера Московской консерватории.

— Вы уже достаточно давно живете за рубежом. Та основа, которая была здесь заложена, без сомнения, обогатилась и новыми впечатлениями, и влиянием других культурных стилей. Считаете ли Вы себя по-прежнему продолжателем российской исполнительской школы?

— Термин «российская исполнительская школа» как, впрочем, и любая другая «национальная школа» в наше время мне кажется не очень удачным. Творчество таких людей как мой отец, других музыкантов его уровня, славится во всем мире не случайно. Это не какое-то узконациональное явление, но искусство космополитичное. В хорошем смысле этого слова. Современные пианисты великолепно играют и русскую музыку, и европейскую классику, и современный репертуар. Это и есть отличительный знак подлинной ШКОЛЫ — универсальный профессионализм, когда музыканту подвластны тонкости и барочной специфики и современные приемы звукоизвлечения, он прекрасно чувствует и классическую форму, и романтическую гармонию... 

Если же пытаться выделить какую-то наиболее узнаваемую черту, то, на мой взгляд, самое ценное в педагогических традициях Московской консерватории — это работа со звуком. Такого чуткого,  художественного проникновения в тайны звукоизвлечения, пожалуй, нет нигде в мире.  И этот ореол высочайшей школы мастерского владения исполнительским туше остается неизменным знаком качества в глазах европейского музыкального сообщества, он признается всеми за МГК имени П.И. Чайковского и поныне.

Я, конечно, стремлюсь продолжать эти традиции. В значительной степени они достаются в «артистическое наследство» нашим детям и ученикам учеников. Благо, в современном мире музыкальная молодежь имеет возможность знакомиться с творчеством выдающихся исполнителей — слушать записи концертов, читать  разнообразную литературу. И если творческая манера мастеров прошлого оказывается им близка, то они, естественно, могут опираться на какие-то их художественные достижения, брать на вооружение  исполнительские приемы, особенности трактовки. Я это вижу на примере моего сына, который с большим пиететом относится к исполнительскому стилю Давида Ойстраха и, оказываясь в стенах Московской консерватории, ощущает примерно то же, что и я — особую эмоциональную атмосферу, пропитанную великими творческими судьбами, неразрывно связанными с этим уникальным местом на планете.

Надо сказать, что Михаэль достойно принял эстафету поколений и уже получил признание в Европе. Первая скрипка в составе струнного квартета «Erlenbusch», сольные концерты с такими прославленными коллективами как Венский филармонический и Мюнхенский филармонический оркестры под управлением Лорина Маазеля – многообещающее начало исполнительской карьеры. На вопросы о его отношении к родительским «музыкальным пенатам» и возможности играть в этих стенах, молодой скрипач ответил, что для него Московская консерватория – это величайшее музыкальное учебное заведение, и он с большой радостью готов приезжать сюда и в будущем.

— Елена, многие сегодняшние выпускники консерватории – также как и Вы в свое время – стремятся уехать за рубеж. Не окажется ли в этой ситуации сохранение и продолжение славных традиций под вопросом? 

— Понятны причины, которые подталкивают музыкантов-исполнителей к поиску «лучшей доли» за рубежом. Мне думается более важно то, что в Московской консерватории по-прежнему работают прекрасные педагоги, работают самоотверженно, с честью сохраняя высокую творческую планку. Не секрет, что в западных странах должность профессора консерватории сулит немалые социальные блага. И нередки случаи, когда совсем еще молодые люди стремятся к получению профессорского статуса из меркантильных соображений. Конечно, это мало способствует качеству исполнительской подготовки студентов. С этой точки зрения профессура МГК выгодно отличается от своих зарубежных коллег.

— Вы коснулись вечного вопроса: «как у них, и как у нас». А в целом отношение людей к академической музыке в нашей стране и за рубежом чем-то отличается? Вы как концертирующая пианистка это ощущаете?

— Сравнивая отношение общества к классической музыке в России и в Европе можно отметить один очень важный момент. Для российского истеблишмента характерны крайности, между которыми огромная пропасть. Выступления признанных маэстро практически недоступны основной массе публики. При этом есть люди, которые приходят на элитные концерты из статусных соображений, а вовсе не из любви к искусству.  Да и на других концертах может оказаться публика «высшей пробы» — утонченно музыкальная, интеллектуальная, или, наоборот, совершенно «нулевая». В Европе это все как-то ближе к некой середине — я подразумеваю и состав слушателей, и ценовую политику при организации концертов.

Про организацию концертов Елена Башкирова знает не понаслышке. В 1998 году она стала инициатором проведения Иерусалимского Международного Фестиваля камерной музыки. Как художественный руководитель, она привлекает к участию в этом ежегодном событии всемирно известных музыкантов, сама участвует в концертах с различными составами.

Пианистка сотрудничала с такими выдающимися маэстро как Пьер Булез, Зубин Мета, другими знаменитыми дирижерами. Но по собственному ее признанию чаще играет в ансамбле. Ценителям камерной музыки хорошо известны её записи, сделанные вместе с Гидоном Кремером.

На этот раз публике была предложена программа, которая позволяла составить мнение и об ансамбле — знаменитая Бетховенская «весенняя» соната (№ 5 фа мажор) и Фантазия Шуберта до мажор; и о сольном мастерстве обоих музыкантов — Елена исполнила пятую фортепианную сонату Уствольской, а Михаэль — сольную скрипичную сонату Бартока.

— Сегодня мы играем вместе с сыном. Он уже состоявшийся музыкант, который для меня очень интересен как партнер. Во многих, казалось бы, абсолютно известных произведениях, он открывает передо мной совершенно неожиданные черты, свежие, оригинальные исполнительские идеи. Поэтому мне очень нравится выступать с ним в ансамбле.

Фантазия Шуберта — это новое для нашего дуэта произведение. В стенах Alma Mater  она прозвучит в нашем исполнении впервые. Сольные сонаты Бартока и Уствольской также не случайны. И я, и Михаэль с большим интересом играем современную музыку, хотя, конечно, творчество современных молодых российских композиторов за рубежом почти неизвестно. Ощущается нехватка информации о тех сочинениях, которые пишутся сегодня в России. Возможно, одним из направлений деятельности ассоциации «Alma Mater» могла бы быть именно такая информационная поддержка, при которой артисты, живущие за рубежом, получили бы возможность знакомиться с новыми сочинениями российских композиторов.

Программа вечера, без сомнения, продемонстрировала тот самый универсальный профессионализм, о котором говорила перед концертом Елена Башкирова. Ее родители (тоже выпускники МГК!), присутствовавшие на концерте — Вера Михайловна и Дмитрий Александрович — ныне почётный профессор Московской консерватории, — искренне поздравили музыкантов. Чуткость ансамблевого взаимодействия и свободу сольного высказывания каждого из музыкантов по достоинству оценила и публика. Концерт прошел блестяще.


С  Еленой Башкировой и Михаэлем Баренбоймом беседовала Нелли Суслова