Ваграм Сараджян: «Я был студентом Мстислава Ростроповича»
16 мая 2013 г.

Ваграм Сараджян, профессор, заведующий кафедрой виолончели Хьюстонского университета, выпускник Московской консерватории

«Я был студентом Мстислава Ростроповича»

Для ассоциации «Alma Mater» я уже играл пару лет назад вместе с пианисткой Татьяной Герасимовой. Концерты прошли очень хорошо, несмотря на то, что один из них состоялся 9 мая. Когда центр Москвы перекрыли для проезда транспорта, я ожидал, что публика не придет, но на удивление ее было довольно-таки много. Приятно, что меня еще помнят. В свое время, до того, как уехал в Соединенные штаты, очень много играл в консерватории и жил тогда в Москве.

Я окончил консерваторию в 1974 году по классу профессора Мстислава Леопольдовича Ростроповича. Кстати, празднованию его 85-летия посвящен и нынешний концерт, который мы будем играть с пианистом Максимом Могилевским в Рахманиновском зале 16 мая.

У Мстислава Леопольдовича я учился 8 лет. Это максимальный срок учебы в консерватории, включая аспирантуру. Должен сказать, что не все из его студентов могут похвастаться таким длительным периодом обучения в его классе. Естественно, у меня было много встреч с моим учителем — и во время учебы, и после окончания аспирантуры, и на Западе мы с ним регулярно общались. Можно сказать, что он «руку держал на пульсе» всех своих бывших студентов.

Это было счастливое время. Учиться у такого гениального музыканта — подарок судьбы. Мне повезло, что он меня заметил, когда я был еще учеником школы-десятилетки в Ереване, и мы приезжали из Армении в Центральную музыкальную школу в Москве играть совместный концерт. Мстислав Леопольдович услышал меня, и уже тогда хотел взять меня к себе в класс. Он говорил, что я должен учиться здесь, но мои родители не отпустили меня так далеко. Поэтому к нему в класс я приехал позже, уже в консерваторию. Все, что я получил от него — конечно, невозможно передать словами. В течение всей моей последующей жизни я ощущаю его огромное влияние: и в концертной, и в педагогической деятельности. Я всегда с благодарностью, теплом и гордостью вспоминаю моего великого учителя.

Стиль преподавания был у него довольно-таки жестким. Занятия проходили дважды в неделю, в 15 классе, по вторникам и четвергам. Все должны были играть и во вторник, и в четверг. Если Мстислав Леопольдович задавал какое-нибудь новое сочинение во вторник, то в четверг его следовало сыграть наизусть на уроке в присутствии полного класса студентов. Счастливцы были те, кто получал задание в четверг, а не во вторник, потому что с четверга до вторника гораздо больше времени.

Он мог задать самый современный концерт Хиндемита или Шостаковича. Если ты его не сыграл, это, фактически, «первый звоночек». Если второй раз такое случилось бы, то ты вполне мог лишиться возможности учиться дальше. Но никто не жаловался.

60–70-е годы для меня — незабываемые, тогда по консерватории ходили Давид Федорович Ойстрах, Леонид Борисович Коган, Эмиль Григорьевич Гилельс, здесь был и Дмитрий Дмитриевич Шостакович, и Арам Ильич Хачатурян. Ты приходил в храм музыки, где собирались самые великие музыканты современности. Мы могли просто за руку поздороваться с ними, поговорить.

Вспоминаю Мстислава Леопольдовича как очень теплого, внимательного человека, с необыкновенным чувством юмора. Он улыбался, рассказывал свежие анекдоты, шутил. И в то же время он был довольно-таки требовательным. Он не выдавал готовые рецепты. И это было очень важным моментом в его личностном отношении к студентам.

Сейчас, последние 23 года, я живу за рубежом, в Соединенных штатах. Преподаю уже очень давно. За это время у меня было немыслимое количество учеников — много ребят из бывших социалистических стран, из Азии, России. Класс у меня довольно-таки большой. Он все время колеблется между 14 и 16 студентами. Уровень в целом, конечно, в России выше, поскольку имеются прочные традиции, школа. Есть возможность учиться у высокопрофессиональных педагогов с самого начала, а не приходить в консерваторию мало подготовленными, когда надо менять всю технологию. Мы тоже стараемся прививать на Западе наши традиции.

Хочу сказать об «Alma Mater». Вы занимаетесь благородным делом: приглашаете играть в залах консерватории музыкантов, которые здесь учились, встречаете, рады их снова видеть. Желаю вам успехов в этом начинании.

Хорошо бы делать еще и записи выступлений выпускников, широко транслировать их на радио, телеканале «Культура», в интернете. Можно более весомо объявлять эти концерты и в прессе, постараться донести эту информацию до потенциального слушателя.

С теплотой вспоминаю время, проведенное в стенах консерватории. По прошествии многих лет могу сказать, что это были лучшие годы в моей жизни.

Материал подготовлен
координационно-аналитическим отделом