Ссылки
Другие диски (2015)

Посмотреть все диски»

Михаил Воскресенский (фортепипано)
  • Год выпуска: 2015
  • SMC: CD 0168-0172

Жанр сольной клавирной сонаты сопровождал В. А. Моцарта (1756 – 1791) всю его жизнь. Юный Вольфганг начал сочинять отдельные части сонатного цикла ещё в восьмилетнем возрасте – особенно активно в период общения в Лондоне в 1764 и 1765 годах с младшим сыном Иоганна Себастьяна Баха – Иоганном Кристианом, автором множества произведений в этом жанре. Тогда же Моцарт переделал несколько клавирных сонат И. К. Баха и других композиторов в концерты для клавира с оркестром.

С другой стороны, в последние месяцы жизни, уже после создания всех известных сонат для клавира соло, Моцарт продолжал работать в этом жанре и сообщал другу в письме от 12 июня 1790 года: «Пишу также клавирные сонаты, чтобы раздобыть хоть сколько-нибудь денег». Среди написанного в то время − несколько фрагментов и одна часть предполагаемой сонаты.

Таким образом, хотя мы и не можем назвать этот жанр «музыкальным дневником» (композитор создавал большинство сонат группами, так что между ними бывали интервалы в несколько лет), но образцов сонатного цикла у него так много и в них запечатлено такое богатство содержания, что все 19 клавирных сонат можно без преувеличения назвать «малой клавирной энциклопедией» Моцарта (имея в виду, что 27 моцартовских концертов для клавира с оркестром – его «большая клавирная энциклопедия»). Примечательно, что именно сонаты для клавира соло Л. Е. Гаккель назвал «лучшим другом, любимой творческой областью композитора».

Ряд исследователей справедливо отмечал, что у Моцарта нет серых, бледных, бесцветных созданий. В таком духе высказывается и исполнитель данной серии сонат – Михаил Воскресенский (см. об этом ниже). «В творчестве Моцарта не чувствуется созревания, − убедительно указывал Гаккель, – видится одна лишь жатва». К клавирным сонатам композитора это имеет самое непосредственное отношение. Ведь самая первая его клавирная соната, предназначавшаяся для печати, была создана 18-летним композитором приблизительно в 1774 −1775 годах, когда он за предшествующие 10 лет сочинил уже несколько десятков отдельных частей и целых сонат для различных составов (к примеру, для клавира и скрипки или для клавира в 4 руки). К этому времени Моцарт − автор также 30 симфоний, 9 опер, 13 струнных квартетов!

Вот почему уже первые сонаты для клавира соло − это безусловные шедевры, а не «пробы пера», и отнюдь не легкие, как иногда полагают, сочинения для пианиста, начинающего осваивать музыку великого зальцбуржца. Даже в виртуозном отношении они весьма непросты, недаром сам автор в переписке с членами семьи называл их «трудными».

Уже в начальном Allegro Первой сонаты C-dur (KV 279) среди фрагментов, в которых брызжет радость бытия, мы наблюдаем, хотя пока еще мимолетно, такие загадочные и многозначительные потемнения колорита, такие «философские» вопросы, которые как будто ведут нас прямо к Концертам d-moll (KV 466) и c-moll (KV 491), сочиненным более 10 лет спустя. Сицилиана же медленной части Второй сонаты (KV 280) как бы непосредственно отсылает нас к безотрадной сицилиане средней части Концерта A-dur (KV 488) и далее к музыке композиторов-романтиков.

«В ранних сочинениях, − отмечал Б. А. Кац, − впечатляют самопредвосхищения Моцарта, будто он уже знал свои зрелые оперы, концерты, симфонии и, более того, слышал Шуберта, Мендельсона и даже Брамса и Малера». Может быть, лучше сказать, что Моцарт уже в молодые годы воплощал те высокие духовные сферы, которые в таком возрасте неведомы обычному человеку, и впоследствии они все чаще получали отражение в его творчестве. Уже в середине 1770-х годов проявилась характерная черта творческого процесса музыканта: свет и тень присутствуют в соседних сочинениях, в одном произведении, внутри одной части. «В самой трагической ситуации, − указывал Ф. Бузони, − у Моцарта заготовлена шутливая улыбка, в самой радостной − серьезная морщинка может пересечь его лицо».

Разумеется, композитор с годами менялся, масштаб его сочинений укрупнялся, все более расширялся спектр преломляемых им в музыке чувств и мыслей, увеличивалась среди других область драматического и трагического. Как тут не вспомнить ярчайшие по драматизму страницы Сонаты a-moll (KV 310), обусловленные, как предполагают многие биографы, смертью матери, или Фантазию и Сонату c-moll (KV 475 и 457), которым, по мнению Аберта, «нет равных по мрачности и страстности среди клавирных сочинений Моцарта». Однако учащавшиеся у композитора со временем «трагические взгляды в бездну» (Б. В. Асафьев) соседствовали с расцвечиванием тысячью новыми оттенками сферы радости... Но при всем этом необычайная образно-смысловая широта и интенсивность «жизни в музыке» были присущи Моцарту задолго до его позднего периода творчества.

О богатстве стилей и настроений уже первых и многих последующих моцартовских сонат говорят и отмечаемые исследователями влияния на Моцарта различных композиторских школ его времени − итальянских, французских, немецких. Композитор, большую часть жизни проведший в путешествиях и объездивший всю Европу, был чрезвычайно любознателен, пытлив и восприимчив, но всегда претворял творческие впечатления и воздействия по-своему.

Например, влияние на него мангеймской школы очевидно в Сонате C-dur (KV 309). Как известно, знаменитый оркестр в Мангейме, состоявший из супер-виртуозов, творил чудеса. Большое количество crescendo и diminuendo, заострение множества динамических контрастов, характерные подчеркивания мелодических задержаний (так называемые «мангеймские вздохи») − все это составляло славу оркестра, но, с другой стороны, служило поводом для упреков в преувеличениях и дурном вкусе. О проявлении «манерного мангеймского вкуса» в этой моцартовской сонате писали некоторые музыковеды. Обилие быстрых смен подчас ставило в тупик и исследователей, и исполнителей, пытавшихся их сгладить. Герман Аберт указывал даже, что «предписанная динамика производит прямо-таки антимузыкальное впечатление». Но Моцарту сентиментальный стиль мангеймцев в данном случае был близок. К тому же в этой сонате, как считается, запечатлен образ Розы Каннабих − 13-летней моцартовской уче- ницы, отличавшейся, судя по всему, живым и непосредственным нравом. Впрочем, и сам Моцарт был весьма непоседливым.

Масса динамических обозначений уже в первых клавирных сонатах и ряд исторических свидетельств неопровержимо говорят о том, что эти сочинения предназначались Моцартом не для клавесина или клавикорда, как полагали раньше, а для фортепиано. Можно представить, насколько эта музыка благодаря такому выбору инструмента дополнительно обогащалась и одухотворялась, тем более что Моцарт был выдающимся пианистом, поражавшим слушателей тонкой и поэтичной игрой.

Содержание клавирных сочинений Моцарта как бы пополняется также и вследствие того, что в них композитор невольно запечатлел и пение оперных персонажей, и эффекты звучания оркестра, и струнный квартет, и ансамбль деревянных духовых − вплоть до шутливой имитации бубна, тарелок и барабана в знаменитом «Турецком марше» из Сонаты A-dur, KV 331 (во времена Моцарта существовали фортепиано со специальным регистром «турецкая музыка» или сходным с ним, включение которого имитировало звуковой колорит музыки янычар)...

Таким образом, уже с самых первых клавирных сонат композитора (что уж говорить о более поздних и более известных) мы погружаемся в богатейший (с какой стороны ни посмотри) мир моцартовской музыки. И с каждой новой и со всеми последующими сонатами (а каждую из них невозможно описать в этих заметках) музыкальная Вселенная Моцарта все расширяется и расширяется... К тому же интерпретаторы этой музыки еще более раздвигают звучащую Галактику композитора.

Крупнейшие деятели искусства разного времени неизменно указывали, что музыка Моцарта вобрала в себя всю сложность мира, что Моцарт нес в себе все человеческие характеры, что он передал весь круг человеческих эмоций, выразил духовный мир человека всех эпох, что в его гениальных сочинениях есть такие человеческие вещи, которые никогда не умирают...

Мудрость этих мыслей быстрее открывается нам, когда мы имеем возможность панорамно и целостно обозреть собрание сочинений композитора хотя бы в одном из главнейших жанров его творчества. И данное издание всех клавирных сонат Моцарта − первое, предпринятое в России, − прекрасно служит этой цели.

Учитывая, что исполнитель произведений, представленных в данном альбоме, − Михаил Сергеевич Воскресенский − единственный в истории отечественной культуры пианист, осуществивший записи и всех клавирных сонат Моцарта, и всех его клавирных концертов, чрезвычайно интересно обратиться к размышлениям музыканта об искусстве австрийского гения и особенностях интерпретации моцартовских произведений. Приведем здесь некоторые из них

«Мой образ Моцарта связан с моим ранним детством, когда моя мама, профессиональная пианистка и мой первый педагог, подарила мне том сонат Моцарта, и я в 7–8 лет разбирал и знакомился с этими сонатами. Почему-то, помнится, мне больше всего нравились КV 331, 332, 333 (A-dur, F-dur, B-dur). Я только не мог понять, почему рондо «alla turca» так называется и что там турецкого. После этого я с Моцартом живу всю мою жизнь, мне он всегда представлялся весёлым в жизни и очень серьёзным в искусстве; прямо с детства он очень много работал и то, как он рос и изменялся за свою короткую жизнь как мыслитель и как композитор, достойно удивления».

∗ ∗ ∗

«У некоторых композиторов нет плохих сочинений – таковы Равель, Метнер, Шопен... Моцарт – первый среди них. Он совершенен во всём: вкус (!) – главное, что ему не изменяет, форма, поэзия, значительность высказывания даже в комической музыке, абсолютное отсутствие чего-либо лишнего».

∗ ∗ ∗

«Очень большая проблема для исполнителей Моцарта − это темповые соотношения. Особенно Adagio и Andante. Л. Н. Оборин учил меня, что Andante во времена Моцарта было ближе к Allegro, чем к Adagio. У Моцарта очень редко встречается Prestissimo. Он должен быть ясным, у него каждая гамма − гениальная мелодия. Он велик и в радости, и в печали. Какие чудные у него финалы и сонат, и симфоний. Особенно интересно разбираться в темпе Allegretto. А такие философские глубины как Adagio h-moll KV, 540, Фантазия c-moll KV, 475, средние части Концертов Es-dur, KV 482 и A-dur, KV 488! В то же время очень важно наполнить смыслом движение шестнадцатыми в разработках первых частей...»

∗ ∗ ∗

«Среди исполнителей Моцарта можно назвать многих музыкантов, которых я люблю. Причем я всеяден − мне нравится и строгое исполнение (Клара Хаскил) и романтическое (Мария Юдина). Эталонами для меня являются Бруно Вальтер и Карл Бём. Глен Гульд гениален сам по себе, поэтому и Моцарт у него хорош, но подражать ему не стоит, все равно не получится».

∗ ∗ ∗

«Из высказываний о Моцарте – больше всего люблю слова Шопена о нём: “Моцарт не нуждался в опытности; знание всегда стояло у него на уровне вдохновения”. В дневниках Делакруа есть ещё одно высказывание Шопена о том, что “Бетховен иногда поворачивался спиной ко всем вечным принципам, Моцарт же – никогда”. Шопен сам тоже. Это не значит, что Моцарт – не новатор. Он – новатор в глубинах чувства и поэзии, в значительности высказывания, выраженной естественными средствами. Ему свойственна простота, которая выкристаллизовывалась сквозь совершенный профессионализм. Люблю повторять его слова в письме к отцу: “Клементи – шарлатан: он пишет Prestissimo, а играет Allegro”. Каждая деталь, каждая интонация для него важна, и поэтому играть Моцарта очень трудно. Нужно прежде всего быть хорошим человеком...»

Выход в свет впервые в России записи всех клавирных сонат В. А. Моцарта в исполнении М. С. Воскресенского − это конечно, событие в музыкальной жизни и, одновременно, в канун 2015 года замечательный подарок многочисленным профессионалам и любителям музыки.

А. М. Меркулов
профессор Московской консерватории,
кандидат искусствоведения

Михаил Сергеевич ВОСКРЕСЕНСКИЙ (род. 1935) − народный артист России (1989), лауреат премии Москвы (2011), профессор Московской консерватории (1976), один из виднейших отечественных пианистов-педагогов. Первым фортепианным учителем Воскресенского была его мать, профессиональная пианистка. В Москве он учился у И. Р. Клячко (музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова), у Л. Н. Оборина, Я. И. Мильштейна, Б. Я. Землянского (фортепиано) и Л. И. Ройзмана (орган) в консерватории. Оборин писал о своем ученике: «Его исполнение трогает своим артистизмом, теплотой и искренностью. Михаил Воскресенский очень умный и тонкий музыкант. Ему близки романтические сочинения».

В 20 лет Воскресенский дебютировал в зале Варшавской филармонии, исполнив Второй концерт Шопена с оркестром Большого театра под управлением Е. Ф. Светланова. С этого времени начинается интенсивная концертная деятельность пианиста. Тогда же он становится лауреатом международных конкурсов имени Шумана в Берлине (1956), в Рио-де-Жанейро (1957), имени Джордже Энеску в Бухаресте (1958) и первого конкурса пианистов имени Вэна Клайберна в Форт-Уорте (1962).

В 1957 г. Воскресенский принял участие в фестивале «Пражская весна», где впервые за рубежами Советского Союза сыграл Второй концерт Шостаковича в присутствии автора, высоко оценившего его исполнение. В 1961 г. состоялись гастроли пианиста в Японии, где он с большим успехом дал 16 концертов, исполнив в том числе Первый фортепианный концерт Чайковского.

К сожалению, по независящим от него обстоятельствам, артист с 1963 г. выступал в течение 15 лет только в СССР и «странах народной демократии». В этот период он интенсивно совершенствовался и расширял свой репертуар.

Любители музыки помнят успешные циклы всех сонат Бетховена, дважды сыгранные Воскресенским в 1970 г. и в сезоне 1973/74 гг., грандиозный проект всех фортепианных произведений Шопена, осуществленный пианистом в 9 сольных концертах в Малом зале Московской консерватории в сезоне 1982/83 гг. Особенно активно музыкант начал концертировать после краха коммунистической системы в России.

В репертуаре пианиста 67 концертов для фортепиано с оркестром, сыгранных более чем со 150 дирижёрами, среди которых Ш. Дютуа, Ф. Конвичный, К. Мазур, Д. Причард, А. В. Гаук, К. К. Иванов, Е. Ф. Светланов, К. П. Кондрашин, Ю. Х. Темирканов, Г. Н. Рождественский… Искусство замечательного пианиста неизменно удостаивается высоких оценок в мировой прессе, в частности, в рецензиях на его концерты во Франции на фестивалях в Туре, Кольмаре, Экс-ан-Провансе и в откликах на его исполнение Сонаты си минор Листа и Пятой сонаты Скрябина во время дебюта в Нью-Йорке...

К настоящему времени Воскресенским записано более 50 компакт-дисков, выпущенных фирмами Японии и России «Triton», «DML-Classics», «Classical Records» и др. На них запечатлены в исполнении артиста «Времена года» Чайковского, «Картинки с выставки» Мусоргского, Вторая соната Шостаковича, все этюды и сонаты Скрябина, концерты Моцарта, Бетховена, Брамса и многие другие произведения. В 2011 г. вышли компакт-диски пианиста с концертами Бриттена и Шнитке, с сонатами №№ 1, 14, 17, 23 и Пятым концертом Бетховена, а в 2014 г. − с записью двух сольных концертов live с произведениями Шопена и Шумана.

Воскресенский часто принимает участие в работе жюри крупных международных конкурсов. Он постоянный председатель жюри международного конкурса пианистов имени Скрябина, проходящего в Москве каждые 4 года, член жюри XIII и XIV Международных конкурсoв имени П. И. Чайковского в Москве.

Воскресенский начал преподавать в Московской консерватории с 1959 г., восемь лет был ассистентом профессора Л. Н. Оборина, с 1963 г. имеет свой класс; в данное время возглавляет кафедру. За это время его ученики 120 раз становились лауреатами международных конкурсов; среди них 57 золотых медалистов.

В 2007 г. Воскресенский начал осуществление нового значительного творческого проекта по записи всех клавирных концертов Моцарта в содружестве с дирижером Л. В. Николаевым, но, в связи с его кончиной, осуществление замысла продолжилось с молодым и талантливым дирижером К. Маслюком. Выступлением 2 июня 2010 года в Малом зале Московской консерватории Воскресенский завершил исполнение всех 27 концертов Моцарта, зафиксированных на 10 компакт-дисках.

К собственному 80-летнему юбилею приурочено выступление Михаила Сергеевича Воскресенского в качестве солиста 25 мая 2015 года в Большом зале Московской консерватории с оркестром под руководством А. А. Левина. В программе: В. А. Моцарт. Концерт для 2-х фортепиано с оркестром Es-dur, KV 365 (партия второго фортепиано − Станислав Иголинский); М. Равель. Фортепианный концерт для левой руки; Л. ван Бетховен. Четвертый фортепианный концерт ор. 58.

Запись цикла всех фортепианных сонат Моцарта, представленная в данном альбоме, осуществлена в Большом зале Московской консерватории; закончена 21 ноября 2014 года.