Отчёт по постройке и торжественному открытию здания консерватории
Очерк постройки нового здания Московской консерватории

Московская консерватория Императорского русского музыкального общества выросла из музыкальных классов, основанных Н. Г. Рубинштейном при Русском музыкальном обществе в Москве с первого года существования этого Общества, т. е. с 1860 года. Когда эти классы расширились и окрепли, и в руководимом Н. Г. Рубинштейном Обществе созрело решение преобразовать их в высшее музыкально–учебное заведение, то все старания и средства были направлены на осуществление этой идеи. Первым даром на пользу будущей консерватории было пожертвование 1000 рублей Августейшей Покровительницей Общества Великой княгиней Еленой Павловной. Такая же сумма была внесена одним из основателей Общества, В. И. Якунчиковым. К этим средствам присоединились более или менее крупные пожертвования других лиц и, наконец, чистый сбор с концерта, устроенного Н. Г. Рубинштейном специально в пользу будущей консерватории, с участием Клары Шуман (24 апреля 1864 г.). Когда, таким образом, первоначальные скромные средства были собраны, то, по ходатайству Августейшей Покровительницы Общества, последовало Высочайшее соизволение Императора Александра II на открытие в Москве консерватории (24 декабря 1865 г.). Для консерватории было нанято первое помещение на Воздвиженке, в доме баронессы Черкасовой (ныне Арманд), и 1 сентября 1866 года состоялось торжественное открытие юного высшего музыкального училища.

С развитием и ростом Музыкального общества и консерватории росли и художественные запросы Москвы. Это отражалось как на посещаемости концертов Общества, так и на постоянно возраставшем количестве учащихся консерватории. Скоро помещение на Воздвиженке, помимо своей малой приспособленности для музыкально–педагогических целей, совершенно перестало соответствовать своему назначению по размерам. В 1868 году пришлось подумать о более подходящем помещении для консерватории, каковое и нашлось в доме князя Воронцова на Большой Никитской. Этому месту суждено было сделаться окончательной оседлостью консерватории. Летом 1877 года дом князя Воронцова был окончательно приобретён в собственность Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, а в настоящее время на его месте высится новое здание консерватории, к очерку постройки которого мы и переходим.

Помещение в доме князя Воронцова в течение пятнадцати лет удовлетворяло классным, учебным потребностям консерватории, но к концу этого периода стало тесно, так как число учащихся значительно возросло (в 1868–69 учебном году было 184 учащихся, а в 1893–94 году — 430). Кроме того, концертная деятельность Московского отделения Общества расширилась настолько, что стала ощущаться потребность в собственном концертном зале. Иметь такой зал — было заветной мечтой Н. Г. Рубиншейна, и вскоре после его безвременной кончины в среде близких делу лиц стал собираться фонд для этой цели.

В фонд этот поступали в течение нескольких лет частные пожертвования; для него же брат покойного основателя консерватории А. Г. Рубинштейн устраивал в 1890 году концерты. В общем этот фонд достиг суммы 18757 рублей 50 копеек, но, конечно, с этими средствами нечего было и помышлять о постройке сколько-нибудь подходящего здания.

В 1891 году было отпраздновано двадцатипятилетие существования консерватории. К этому времени настоятельная потребность консерватории в помещении, более удовлетворяющем современному положению дела, выяснилась с ещё большей силой. Однако в виду того, что старое здание было заложено в Московском городском кредитном Обществе, трудно было ещё приступать к каким бы то ни было мероприятиям по постройке здания. На путь практического осуществления дело это было подвинуто Монаршей милостью в Боге почившего Императора Александра III. По представлению Почётного Члена Общества, Его Императорского Высочества Августейшего Московского Генерал–Губернатора Великого Князя Сергея Александровича, последовало 4 июня 1893 года Всемилостивейшее соизволение Его Величества на отпуск консерватории 400000 рублей на постройку здания для Московского отделения Императорского русского музыкального общества.

В ноябре 1893 года Дирекция Московского отделения общества закончила предварительные рассмотрения вопроса о постройке. Дирекции быль сделан целый ряд предложений относительно покупки различных земельных участков в Москве, под постройку были представлены и различные проекты здания. Однако, по всестороннем рассмотрении всех этих предположений Дирекция, в заседании своём 27 ноября 1893 года, в составе, усиленном членами Ревизионной комиссии и некоторыми почётными и действительными членами, остановилась на мысли не уходить со своего старого места и воздвигнуть новую консерваторию, на месте дома бывшего князя Воронцова.

В упомянутом заседании Дирекции 27 ноября было решено строить консерваторию по проекту академика архитектуры В. П. Загорскаго, и была избрана Строительная комиссия, под председательством В. И. Сафонова, при товарище председателя П. И. Юргенсоне. Кроме упомянутых лиц в Комиссию вошли С. П. Яковлев, А. В. Евреинов, В. А. Абрикосов, А. Л. Беренштам и П. Н. Ушаков, который  был и первым делопроизводителем Комиссии. В январе 1894 года Строительной комиссии была дана Дирекцией подробная инструкция для её деятельности. Производителем работ Комиссией был приглашён автор проекта здания академик В. П. Загорский.

В 1894 году было приступлено к разборке старого здания, причём консерватория была, с разрешения Августейшего Председателя Общества Великой княгини Александры Иосифовны, переведена во временное наёмное помещение в доме князя Голицына на Волхонке. Разборка и первые подготовления к постройке были закончены к лету 1895 года, и 27-го июня была после молебствия совершена торжественная закладка здания консерватории.

Дальнейший обзор постройки мы изложем вкратце по различным сторонам дела: по составу и деятельности строительной комиссии по имущественной и денежной стороне дела, по способу и сдаче различных работ и, наконец, по последовательной готовности отдельных частей здания. Строительная комиссия функционировала всё время постройки, ведя всю распорядительную и хозяйственную работу. Собиралась Комиссия периодически, по мере надобности и неотложности распоряжений. Всего за период постройки состоялось 109 заседаний Комиссии. Со времени фактического окончания работ, с 1901 года, заседания Комиссии почти прекратились, но Она продолжала существовать до окончательного закрытия счетов постройки и передачи дел в Дирекцию Московского отделения общества, т. е. до 15 мая 1903 года. Состав Комиссии со времени её основания значительно изменился. С первого периода работ из этого состава выбыли А. В. Евреинов, А. Л. Беренштам и П. Н. Ушаков. В 1895 году вошли в состав Комиссии М. А. Морозов и в качестве делопроизводителя с правом совещательного голоса — Б. П. Юргенсон. С 1896 года в трудах Комиссии приняли участие М. О. Ушаков и А. П. Чижов, а с 1897 года — Н. А. Казаков. В 1899 году выбыли из состава Комиссии В. А. Абрикосов и М. О. Ушаков. Таким образом, последний состав Комиссии, доведший дело до конца, был: председатель — В. И. Сафонов, товарищ председателя — П. И. Юргенсон, члены — С. П. Яковлев, М. А. Морозов, Н. А. Казаков, А. П. Чижов и делопроизводитель — Б. П. Юргенсон. Во время отсутствия последнего производство дел вели: до 1896 года — С. П. Яковлев или правитель дел консерватории П. А. Павловский, а с 1896 г. Правитель дел Н. А. Маныкин–Невструев. Казначейство Комиссии лежало на Казначее Московского Отделения ИРМО, т. е. до 1896 года — на В. А. Абрикосове, затем до 1901 года — на М. А. Морозове, в после 1901 года — на И. А. Морозове. Счетоводство Комиссии велось в конторе консерватории, бухгалтером её — В. С. Бояриновым. Koмиссией неоднократно были приглашаемы в заседания по разным специальным вопросам лица, которые своими знаниями и советами могли оказать делу существенную пользу. Производителем работ во всё время постройки остается В. И. Загорский, а помощником его за последний период — архитектор Ниссельсон.

Имущественная сторона постройки была обставлена следующим образом. Как было сказано, первыми и главнейшими средствами для постройки послужили: Высочайше пожалованные по повелению Императора Александра III 400000 рублей и существовавший ранее того фонд имени Н. Г. Рубинштейна свыше 18000 рублей. Но, помимо произведённого для постройки выкупа старого дома консерватории, теперь на месте этого старого дома высится миллионное здание, которое надолго удовлетворит все нужды Музыкального общества и консерватории. Для того, чтобы покрыть расходы по такому зданию, потребовалось немало хлопот и труда. Достать необходимые средства — было уже делом не Строительной комиссии, а Дирекции, которой удалось обеспечить дело постройки следующими мероприятиями. Во-первых, в новом здании были проектированы обширные подвалы, каковые и были сданы Удельному Ведомству, и ранее того занимавшему помещение под виноторговлю в доме бывшего князя Воронцова. К этим подвалам были присоединены магазин с конторой под Малым концертным залом и квартиры для служащих в служебном корпусе. С Удельным Ведомством был заключён контракт на 12 лет и 3 года добавочных, по которому Ведомство внесло всю контрактную наёмную плату вперёд, с небольшим лишь учётом процентов за ссуду. Затем, в 1897 году, когда здание уже было подведено под крышу, оно было заложено в Московском Земельном Банке, а в 1899 году была получена дополнительная из Банка ссуда, в мере, необходимой для срочных расчётов по постройке. Наконец, последний приток средств был дарован опять Монаршею милостью: по ходатайству Августейшего Вице–председателя Императорского русского музыкального общества Великого Князя Константина Константиновича и по докладу Почётного Члена Общества С. Ю. Витте, Его Императорское Величество ныне благополучно царствующий Государь Император соизволил 4-го января 1902 года на отпуск из Государственного Казначейства 100000 рублей, в пocoбие Московской консерватории на окончание расчётов по сооружению нового здания и на текущие надобности этого учреждения. Таким образом, благое дело, начатое милостью незабвенного покровителя русского искусства Императора Александра III, было завершено столь же милостиво Его Державным Сыном. Нельзя не упомянуть также и того, что многие друзья музыкального дела и Общества принесли консерватории для её нового жилища жертвы денежными средствами, материалами, личным трудом и знаниями. Так, С. П. Фон–Дервиз пожертвовал грандиозный орган, украшающий ныне Большой зал; М. Л. и И. А. Морозовы — всю меблировку Большого зала и принадлежащих ему помещений; П. И. Харитоненко — ковры царской лестницы: О. А. Беклемишев — зеркальные стёкла; В. П. Загорский — мраморные ступени парадных лестниц; Северное стекольно–промышленное общество — художественное окно с изображением Св. Цецилии: скульптор Годебский — бронзовый бюст Бетховена; лицо, пожелавшее остаться неизвестным, — такой же бюст (работы Годебского же) Баха, ковры обеих парадных лестниц и, как личный дар В. И. Сафонову, в его собственность, — меблировку капельмейстерской комнаты. Главнейшей жертвой личного труда, знаний и таланта было принесение академиком В.П.Загорским всего проекта здания в дар Московскому отделению общества. Затем инженеры Н. А. Казаков и Н. О. Груннер безвозмездно произвели сложные и ценные расчёты, первый — железных стропил, ферм и железной крытой арки над эстрадой Большого зала, а второй — особо им приспособленных косых сводов под парадными лестницами; архитектор А. Е. Ниссельсон безвозмездно наблюдал за работами; наконец, члены Строительной Комиссии положили много труда и любви на общее дело. Вот перечень всех средств и жертв, поступивших для нового здания консерватории. Что касается распределения и расходования средств, то они изложены в денежном отчёте о постройке.<...>

Перейдём к хронологической стороне истории постройки. После закладки 27 июня 1895 года работы пошли довольно быстро. Были, конечно, в разное время некоторые замедления, задержки одних работ из-за других, без которых трудно обойтись в таком огромном деле; иногда такие задержки случались, благодаря тем усовершенствованиям в некоторых предположениях, мысль о которых являлась уже во время хода работ. Первой частью здания готовой к занятию — был магазин и подвалы Удельного Ведомства, сданные по контракту, и в августе 1897 года Ведомство начало в этих помещениях свои операции. В 1898 году консерватория уже начала свои занятия в новых классных помещениях, а 25-го октября того же года был освящён и открыт Малый зал, предназначенный для концертных целей и служащий актовым залом консерватории. В виду такого назначения зала он украшен портретами: Императора Александра II, при котором была основана консерватория, Императора Александра III, даровавшего первые средства на сооружение здания, ныне царствующего Государя Императора Николая Александровича, первого Председателя Императорского русского музыкального общества  Великого князя Константина Николаевича, и мраморными досками с датами основания консерватории и сооружения здания. В фойе здания помещены портреты первой покровительницы Русского музыкального общества Великой княгини Елены Павловны и Августейшего Председателя Общества Государыни Великой Княгини Александры Иосифовны, а в аванзале — мраморные доски с именами питомцев консерватории, окончивших курс с золотой медалью. В замке арки концертной эстрады помещен барельеф основателя консерватории Н. Г. Рубинштейна. День открытия Малого зала совпал с днём пятилетия кончины П. И. Чайковскаго, и программа музыкального утра учащихся консерватории в этот день была составлена из произведений покойного композитора, отдавшего лучшие годы свои Московской консерватории. <...>

Наконец работы по устройству и отделке Большого зала были закончены к 1901 году, и торжественное открытие зала... состоялось 7-го апреля 1901 года. Большой зал украшен 14 портретами великих творцов симфонической музыки: Баха, Генделя, Гайдна, Бетховена, Моцарта, Шуберта, Шумана, Мендельсона, Глюка, Вагнера, Глинки, Чайковского, Рубинштейна и Бородина. Размещены эти портреты так, что русские композиторы помещены по углам, обрамляя собою изображения остальных композиторов: Глинка и Чайковский — у эстрады, Бородин и Рубинштейн — у амфитеатров. Иностранные композиторы расположены справа и слъва в таком порядке, считая от эстрады: Бах и Бетховен, Моцарт и Гендель, Гайдн и Шуберт, Мендельсон и Шуман, Вагнер и Глюк. Таким образом, расположение их соответствует как области, так отчасти и характеру творчества каждого из них. Вопрос об этом размещении быль обсуждён Строительной Комиссией в особом заседании, при участии компетентных лиц из музыкального миpa. В замке арки, — как и в Малом зале — помещён медальон–барельеф Николая Рубинштейна, а в гостиной–фойе его портрет. У входа из аванзала в зал красуются бронзовые бюсты вечных стражей чистого искусства — Баха и Бетховена.

За всё время постройки консерватории дело её живо интересовало как всё общество вообще, так, в особенности, лиц причастных ему, с их Августейшими Руководителями во главе<...>